"С коронавирусом вопросец открытый" - НОВОСТИ ГОРОДОВ
Home » Здоровье » «С коронавирусом вопросец открытый»

«С коронавирусом вопросец открытый»

Game of thrones [CPP] RU+CIS

Принято считать, что с приходом «Омикрона» эпидемия пошла на спад, опасность миновала, коллективный иммунитет сформировался и можно расслабиться. Но докторы, в особенности работавшие в ковидариях, считают, что все далековато не так ясно, как хотелось бы мыслить. Коронавирус совсем не ушел от нас, а только затаился на время, выжидая комфортного момента, чтоб поруха.

Зав. ревматологическим отделением Поликлиники ревматологии, нефрологии и профпатологии имени Е.М.Тареева Первого МГМУ им. И.М.Сеченова Павел Новиков в протяжении крайних 2-ух лет управлял отделением для исцеления пациентов с новейшей коронавирусной заразой №3 Институтской медицинской поликлиники в коронавирусном лазарете, развернутом в Сеченовском институте. В интервью обозревателю «МК» Павел Игоревич сказал о опыте исцеления пациентов и отдал прогнозы, что нам ожидать от пандемии в дальнейшем.

фото: Геннадий Черкасов

— Павел Игоревич, что собой представляет новейший штамм «Омикрон»? Какова его специфичность?

— В штамме «Омикрон» вышло огромное количество мутаций, которые привели к тому, что вирус стал наиболее заразительным. Судя по всему, он наименее небезопасен, по последней мере, если ассоциировать его с «Дельта»-штаммом. Это означает, что толика людей, которые тяжело хворают, т.е. у каких развивается дыхательная дефицитность (Потребность в кислородотерапии и ИВЛ), которые попадают в реанимацию и гибнут, при штамме «Омикрон» ниже по сопоставлению со штаммом «Дельта».

— Повлияла ли на то, что «Омикрон» наименее небезопасен, вакцинация?

— Вакцинация значительно сгладила последствия подъема заболеваемости. Меньше людей болело тяжело, меньше людей погибло. Если б не вакцинация, последствия от «Омикрона», непременно, могли быть наиболее суровыми. Но на «внутренние» характеристики вируса вакцинация прямого воздействия не оказывает. Дискуссируется, что для вируса быть может «прибыльнее» становиться наиболее заразительным в эволюционном смысле. Наиболее заразительный вирус равномерно теснит наименее заразительный, в особенности, если опосля <span class="wp-tooltip" title="нарушения обычной жизнедеятельности наименее заразительным образуются антитела, которые защищают человека.

— Можно ли сказать, что «Омикрон» исчерпал все свои способности?

вопросец, будет ли сезонный подъем заболеваемости и как он будет выраженным, пока открытый. Весьма тяжело предсказывать предстоящее течение пандемии, сначала из-за того, что мы не осознаем, как длительно будет работать иммунитет. Мы не можем сказать достоверно, что будет, если человек, который переболел в феврале-марте, как большая часть, столкнется с сиим же штаммом в осеннюю пору. При оптимистичном сценарии, если не произойдет каких-либо огромных новейших конфигураций в вирусе, никаких подъемов совершенно не будет. При пессимистическом сценарии мы можем этим же самым болеть либо покажется некий новейший штамм, который вызовет новейшую волну заморочек.

— Ваша основная специализация — врач-ревматолог. У пациентов с ревматологическими болезнями иммунная система работает не так, как у обыденных людей. Как такие пациенты переживают COVID-19?

— Сами по для себя ревматические <span class="wp-tooltip" title="нарушения обычной жизнедеятельности, как демонстрируют бессчетные исследования, не очень очень влияют на COVID-19, другими словами пациенты с ревматическими болезнями хворают так же, как и остальные люди. Это 1-ый момент. 2-ой момент — есть причины риска, которые у всех людей наращивают опасность COVID-19. Это лишная масса тела, старый возраст, наличие сердечно-сосудистых болезней. У наших пациентов с ревматическими болезнями вот эти причины риска часто имеются, потому они попадают в группу риска. Последующий фактор, который влияет, — иммуносупрессивное целью которого является облегчение. Есть препараты, которые весьма глубоко подавляют иммунную систему, к примеру, гормональные (Гормоны — биологически активные вещества органической природы) препараты либо суровые цитостатики, которые наращивают риск развития инфекции (термин означает различные виды взаимодействия чужеродных микроорганизмов с организмом человека) COVID-19 и тяжесть данной для нас инфекции (термин означает различные виды взаимодействия чужеродных микроорганизмов с организмом человека). Другими словами пациенты, которые получают активное иммуносупрессивное целью которого является облегчение, находятся в группе риска томного течения инфекции (термин означает различные виды взаимодействия чужеродных микроорганизмов с организмом человека). И причина — не само оздоровление»>терапия ( оздоровление»>терапия от греч. [therapeia] — один фактор, который необходимо учесть: к огорчению, некие препараты, которые употребляются при ревматических заболеваниях, уменьшают эффективность вакцинации. Другими словами у этих пациентов и COVID-19 будет томным, и, не считая того, мы не постоянно можем их защитить обыкновенными методами. При всем этом ревматическое социально полезной деятель»>болезнь — не противопоказание к вакцинации. Напротив, я стараюсь вакцинировать от COVID-19 (также от гриппа и от пневмококка) всех собственных пациентов, которые получают суровое иммуносупрессивное <span class="wp-tooltip" title="процесс.

— Как защитить таковых пациентов от COVID-19?

Internetopros

— Для пациентов, которые находятся в группе риска сниженной эффективности вакцины, можно советовать повторное введение вакцины. Также можно употреблять способы пассивной иммунизации. В отличие от вакцинации, когда организм должен сам производить антитела, при пассивной иммунизации антитела вводятся в организм уже в готовом виде и защищают человека от инфицирования коронавирусной заразой. У нас есть таковая функция профилактики, продукт на базе моноклональных <span class="wp-tooltip" title="При неких патологических состояниях в организме возникают антитела к своим антигенам что вызывает повреждение разных органов Реакции страны. Кроме ревматологических пациентов он показан онкобольным, клиентам опосля трансплантации органов, клиентам на диализе и иным категориям.

— Как таковым клиентам осознать, что им требуется доборная защита от COVID-19? необходимо ли сдавать какие-то анализы на антитела?

— Не необходимо сводить защиту лишь к выработке <span class="wp-tooltip" title="При неких патологических состояниях в организме возникают антитела к своим антигенам что вызывает повреждение разных органов Реакции задачка пациента — это сначала обратиться к доктору, а доктор, если он осознает, что пациент получает <span class="wp-tooltip" title="процесс, которое понижает эффективность вакцинации, посоветует доп способы защиты. Пациент, естественно, должен быть нацелен в собственной работоспособности»>заболевания, но созодать анализы, которые имеют разносторонне подтвержденную эффективность, глупо.

— Есть данные, свидетельствующие о том, что препараты, которые принимают для исцеления коронавируса, влияют на иммунную систему и что опосля исцеления пациенты ворачиваются к докторам с разными неуввязками со здоровьем, в том числе с иммуносупрессией. Так ли это?

одна из обстоятельств тяжести коронавирусной инфекции (термин означает различные виды взаимодействия чужеродных микроорганизмов с организмом человека) — это развитие гипервоспаления. Другими словами неувязка не в самой инфекции (термин означает различные виды взаимодействия чужеродных микроорганизмов с организмом человека), а в том, что прионами»>зараза провоцирует иммунную систему, иммунная система запускает гипервоспаление, а это гипервоспаление уже может привести к поражению внутренних органов. Для того чтоб биться с сиим гипервоспалением, употребляют надлежащие препараты, которые это воспаление (воспаление — сложная местная реакция организма на повреждение) подавляют. Это, к примеру, гормоны, антицитокиновые препараты. До пандемии мы некие из их употребляли фактически лишь в <span class="wp-tooltip" title="процесс для облегчение ревматоидного артрита, а во время пандемии клиентам с томным COVID-19 эти же препараты стали использовать для угнетения гипервоспаления, чтоб оно не разрушало собственный свой организм.

Внедрение этих препаратов связано с риском вторичных зараз в момент неувязка — внедрение глюкокортикоидных гормонов, у каких есть длительные побочные эффекты. Если их длительно назначать, они вызывают сладкий диабет, остеопороз, увеличивают риск зараз.

— Можно ли как-то нивелировать последствия побочных эффектов?

— У всех фармацевтических препаратов есть побочные эффекты. Нивелировать последствия можно, верно используя лечущее средство и не занимаясь самолечением. Если пациент будет заниматься самолечением и мыслить, что вот есть не плохое лечущее средство, которое работает на десятый денек, а дай-ка я его приму на 1-ый либо 5-ый денек и ранее выздоровею — это так не работает, к огорчению. Есть лекарства, которые работают на 3-ий денек, есть, которые на 5-ый, на десятый. Если их употреблять не впору, то, к огорчению, от их будет больше вреда, чем полезности. Потому необходимо верно лечиться под наблюдением спеца. Если мы говорим о ковидных лазаретах, там никто не по делу эти препараты не назначает.

Не считая того, существует неувязка постковидного синдрома, который в том числе может иметь ревматические проявления. Этот вопросец на данный момент весьма интенсивно изучается. Есть различные последствия COVID-19, и они не постоянно соединены с тяжестью самой инфекции (термин означает различные виды взаимодействия чужеродных микроорганизмов с организмом человека). Другими словами человек может саму болезнь перенести в легкой форме, а последствия для его иммунной системы могут быть довольно суровыми. Пока недозволено так совершенно точно сказать, что COVID-19 во много раз повысит число аутоиммунных болезней. Полностью быть может, что человек и так бы захворал системным болезнью, просто COVID-19 эту ситуацию выявил, обозначил, а не стал ее предпосылкой.

— Если ворачиваться к продуктам. У нас есть побочные эффекты от препаратов, а есть постковидный синдром (совокупность симптомов с общим патогенезом), мы можем их как-то отличить друг от друга?

— Это все-же обычно различные вещи. нужно осознавать, что побочные эффекты весьма изредка появляются через неделю-две опосля отмены продукта. Когда мы вылечиваем COVID-19, это курсовая <span class="wp-tooltip" title="временем. Если это в стационаре происходит, мы на эту ситуацию в стационаре и реагируем. Она не получает следующего развития через два месяца. недозволено, к примеру, на данный момент пролечить человека гормонами, а позже сказать, что у него через три месяца иная грибами, допустим, бактериальная пневмония, и, дескать, это последствие исцеления COVID-19. Нет, это не связанные вещи. В то же время постковидный синдром (совокупность симптомов с общим патогенезом) — ситуация, которая возникает через долгое время опосля, и она никуда не девается. Если продукта нет уже 2–3 недельки, навряд ли <span class="wp-tooltip" title="болезнь — это возникающие в ответ на действие патогенных причин нарушения обычной жизнедеятельности соединено с продуктам. К Счастью, абсолютное большая часть людей каких-либо длительных угрожающих последствий COVID-19 не имеют. И главные способы борьбы — немедикаментозные, т.е. режим труда и отдыха, правильное питание и в целом здоровый образ жизни.

— Когда мы сможем узреть полную клиническую картину ковида?

— Наши представления о COVID-19, как и о остальных болезнях, будут повсевременно обновляться. нужно осознавать, что медицина XXI века по большей части эмпирическая. Другими словами мы осознаем механизмы появления трудности, у нас есть эмпирические данные, что когда мы одним людям даем лечущее средство, они живут подольше и лучше, чем те, кому не даем. И мы говорим: давайте будем таковым клиентам давать это <span class="wp-tooltip" title="процесс, поэтому что мы лицезреем, что пациенты подольше живут. Если мы говорим, к примеру, про ревматологию, обстоятельств большинства заболеваний мы до конца не осознаем. И даже если мы знаем провоцирующий фактор, мы, как правило, не можем на него повлиять «задним числом». Если у человека появился ревматоидный артрит, то не имеет особенного значения, опосля ковида он появился либо не опосля ковида. Подходы к для снятия либо устранения симптомов и проявлений работоспособности»>заболевания (нарушения нормальной жизнедеятельности, работоспособности)«> для снятия или устранения симптомов и проявлений заболевания»>терапии (процесс, для снятия или устранения симптомов и проявлений момент. Если это реальный ревматоидный артрит, его необходимо вылечивать как ревматоидный артрит. И всё. А запущен он ковидом либо не ковидом — не принципиально. Пройдет несколько лет, мы усвоим, является ли перенесенная коронавирусная простейшими»> фактором риска развития ревматоидного артрита и его наиболее томного течения. Но это будет просто эмпирическое познание, оно никак не воздействует на выбор исцеления.

— В целом мы живем с пандемией уже два с половиной года, понятно, что сначала пандемии принимались какие-то критические меры. Различается ли работа в ковидных лазаретах в первую волну коронавируса и на данный момент?

естественно, различается, на данный момент наиболее структурировано и отработано. Данные скапливаются, и далее будут уточнять схемы и подходы к <span class="wp-tooltip" title=" оздоровление»>терапия (лечение, оздоровление)процесс.

— А какие, быть может, вы себе как спец вынесли уроки из данной для нас пандемии? Либо в целом, как она повлияла на систему здравоохранения?

— Себе я вынес урок, что нужно постоянно сохранять здравый смысл и развивать клиническое мышление. Весьма принципиально общетерапевтическое образование и всеохватывающее отношение к людскому здоровью. При ковиде весьма нередко приходится иметь дело с сопутствующими болезнями, и помощь человеку — это не только лишь целью которого является облегчение узенькой трудности, да и общая оценка ситуации, выделение ценностей и поочередная работа по сиим ценностям.

— Еще таковой вопросец, если ворачиваться к побочным явлениям. Есть таковой всераспространенный ужас, что у препаратов, которые на данный момент используются для профилактики и для исцеления, есть какие-то неизученные побочные явления, которые могут через несколько лет проявиться. Совершенно может быть это либо нет?

— Это очень маловероятно. Если у нас продукт получают мгновенно несколько тыщ, позже 10-ов тыщ человек, то большая часть побочных эффектов стремительно стают очевидными. тут нужно осознавать, если мы проанализируем новейшие фармацевтические препараты, которые выходили на Рынок, какие-то реально важные побочные эффекты очень изредка возникают через 5–10 лет наблюдения. естественно, сохранность отслеживается, но тут же еще нужно учесть остроту ситуации и опасности. Хоть какое лекарственное, мед вмешательство взвешивается против побочных эффектов. люди нередко задумываются, что есть плохо — их болезнь, и отлично — наше расчудесное <span class="wp-tooltip" title="процесс. К огорчению, не бывает в медицине отлично и плохо. Дело квалифицированного доктора взвесить, что опаснее — социально полезной деятель»>болезнь и его последствия либо исцеление опаснее, чем <span class="wp-tooltip" title="болезнь — это возникающие в ответ на действие патогенных причин нарушения обычной жизнедеятельности человека, тогда мы его не вылечиваем. к примеру, если пациент хворает кое-чем не тяжело, то даже незначительно ядовитый продукт не нужно ему назначать. Но если мы осознаем, что болезнь небезопасна, если от коронавируса гибнет 10–30% людей старше 70 лет, то, естественно же, мы в таковой ситуации будем наиболее напористо употреблять меры профилактики и исцеления. Да, мы будем допускать, что есть маленькая возможность отдаленных побочных эффектов, но если вы этого не сделаете и у вас любой третий-четвертый возрастной человек погибнет, то это полностью не принципиально.

Источник

Столото

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

[an error occurred while processing the directive]