Разбитые зеркала, портреты искалеченных женщин: необычная выставка о домашнем насилии - НОВОСТИ ГОРОДОВ
Home » Общество » Разбитые зеркала, портреты искалеченных женщин: необычная выставка о домашнем насилии

Разбитые зеркала, портреты искалеченных женщин: необычная выставка о домашнем насилии

Game of thrones [CPP] RU+CIS

Героиня нашумевшего фильма о домашнем насилии Ольга Симонова организовала в одном из выставочных залов на Тверской «Нефиолетовую выставку/Nonviolet exhibition», которая посвящается ужасам насилия и разоблачению стереотипов о нем. Название выбрано неслучайно: фиолетовый цвет во многих странах ассоциируется с насилием. Более того, английские слова violet (фиолетовый) и violence (насилие) созвучны. В России же  фиолетовый цвет часто символизирует равнодушие. 

Саму Ольгу долгое время бил муж. Когда супруг ее в очередной раз избивал, и ее жизни угрожала серьезная опасность, она схватила нож, чтобы защититься, и убила агрессора, за что потом отбыла наказание.

Миф№1 «Насилие – это единичные случаи, а не система»

Первое клише о насилии, которое разрушает «Нефиолетовая выставка», заключается в том, что многие терпят издевательства, считая их разовыми происшествиями, никак не связанными между собой. Это ложь. Каждое оскорбление, унижение, избиение или сексуализорованное домогательство влечет за собой другие и часто более страшные проявления жестокости.

Так, одна из выставочных работ называется «Страх разрушает». Это ряд зеркал, каждое из которых разбито, но разбито по-разному. На первом – лишь небольшие осколки, словно кто-то слегка по нему ударил. На втором – впадина чуть больше. Повреждения на каждом зеркале растут слева направо до тех пор, пока стекло не становится полностью разбитым.

С насилием то же самое. Насилие – это цикл. Сначала наступает стадия «медового месяца». Партнеры любят друг друга. В их глазах, словно в идеально искажающем зеркале, отражается образ парня или девушки мечты. Затем прекрасное <span class="wp-tooltip" title="Образы представлений как правило менее ярки и менее детальны чем образы восприятия но в них находит отражение самое характерное для данного предмета Различия в яркости устойчивости и точности представлений памяти очень инди о возлюбленной или возлюбленном постепенно рушится. 

Начинаются недопонимание, ревность, тревога. Растет напряжение. На этом этапе регулярно случаются ссоры и конфликты, но до рукоприкладства не доходит. Обе стороны стараются держаться наравне. Но трещина в отношениях появляется. При стандартном сценарии она будет становиться все больше, как на зеркалах, представленных на «Нефиолетовой выставке». 

Это будет продолжаться до тех пор, пока не наступит стадия срыва контроля. Когда она достигает предела, совершается акт насилия. Зеркало разбивается вдребезги. Потом партнеры пытаются примириться, собрать воедино осколки. Но насилие – это замкнутый круг. После стадии примирения снова начинается «медовый месяц», за ним растет напряжение, а потом – избиения, побои, домогательства, затем можно в очередной раз услышать: «Прости, я больше не буду».

С каждым новым кругом насилие будет только нарастать. Иногда доходит до убийства. Поэтому издевательства нельзя воспринимать как единичный акт. Чтобы решить проблему насилия, важно учитывать контекст и предыдущие проявления жестокости.

 

Миф№2 «Бьет – значит любит»

Когда нас обижали в школе, родители часто говорили: «Потерпи, он/она так проявляет внимание. Ты ему/ей нравишься. Может, еще подружитесь». Нам было больно, обидно, но взрослые говорили, что это любовь. Часто даже мамы и папы орут на ребенка, поднимают на него руку, а потом говорят: «Я так веду себя, потому что люблю тебя. Я хочу чтобы ты вырос(ла) человеком».

Так, с детства многим привили, что насилие – проявление любви. Разоблачению этого стереотипа посвящается инсталляция питерского художника Макса Отто. В узком коридоре к синим стенам прикреплен поручень. На нем висят хвосты и косы. Это метафора того, как начинается насилие. Сначала мальчик просто дергает девочку за косичку, ставит ей подножки, хамит. Ей говорят, что он ее любит. Мальчик тоже считает подобные действия нормой. Потом он вырастает, женится, после чего из-за очередного скандала хватает жену за волосы, избивает ее, угрожает ей. Несчастная женщина считает, что это проявление любви, чтобы как-то успокоиться. Ведь бьет – значит любит. 

Все совсем наоборот. Насилие и любовь – антонимы. Когда мы любим, хотим, чтобы объекту нашей симпатии, нашего обожания было хорошо. Иногда даже жертвуем собой ради ее/его благополучия. Наше Счастье – видеть сияющие глаза и улыбку на лице любимой или любимого. Но о какой любви может идти речь, когда тебе причиняют боль против твоей воли? Когда тебя бьют, оскорбляют, угрожают тебе? здесь не может быть никакой любви. Однако многие не понимают этого и остаются с убивающей надеждой в отношениях до тех пор, пока не становится совсем все плохо и очевидно.

Internetopros

Насилие даже нельзя называть «сексуальным», когда речь идет о прикосновениях к половым органам или проникновениям в них. В таких случаях нужно говорить, что оно «сексуализированное». Сексуальное – это что-то приятное, нежное, манящее к себе. В насилии нет ничего притягательного и красивого. Оно может быть только сексуализированным. Само слово «сексуализированный» противно на слух. Насилие отвратительно еще сильнее.

Насилие – это желание властвовать над другим человеком, но не любовь. «Всякая <span class="wp-tooltip" title="социальное взаимодействие отношение между индивидами или группами отличительной чертой которого является возможность одного индивида или группы оказывать влияние на другого индивида или труппу изменяя их поведение в соответ является насилием над людьми», — писал Михаил Булгаков в романе «Мастер и Маргарита». Эти слова будут актуальны до тех пор, пока не исчезнет насилие.

Стереотипы о том, что милые бранятся – только тешатся,  что бьет – значит любит, стоит оставить в далеком прошлом и забыть.

Миф№3 «Если женщина не обращается за помощью, значит, сама виновата или ей нравится»

В полиции, скорее всего, при насилии действительно никак не помогут, несмотря на то, что есть 116 статья УК о побоях. Недавно в «МК» вышло интервью с экспертом об ужесточении этой статьи. Однако, как было сказано в том материале, для правоохранительных органов «кража важнее побоев». Полицейские могут выписать штраф, но выплачивать его, возможно, придется из общего бюджета в пользу государства. Они могут забрать насильника в СИЗО, но потом закрыть дело и отпустить автора насилия.

Из-за подобного отношения к избиениям и страданиям правоохранительных органов многие никуда не долгое время не обращаются и терпят жестокость до последнего. В результате – тяжелейшие побои и проблемы со здоровьем на всю жизнь, если не смерть. Однако говорить, что женщина сама виновата или что ей нравятся издевательства – повторно травмировать искалеченную душу. нельзя подвергать пострадавшую виктимизации и осуждению. Чаще всего у нее не было никакой возможности спастись. Даже если у потерпевшей был шанс уйти, а она им не воспользовалась, то в любом случае вся ответственность за насилие лежит на том, кто его совершил. «Почему ты не ушла от него?», — часто спрашивают у женщин, переживших насилие. Такой вопрос – очень некрасивый и бестактный. Он перекладывает ответственность на пострадавшую. Причин, почему девушка не ушла, может быть много: муж не давал, дети, затруднительное финансовое положение. Что бы то ни было потерпевшая ни в чем не виновата.

Подтверждение этому – самая страшная комната выставки. На ее стенах развешаны карточки с историями 14 женщин, которые пережили насилие. На правой черной стене – портреты избитых женщин и выдержки из книги челюстно-лицевого хирурга Руслана Меллина из Хакасии. На лицах пострадавших видны многочисленные увечья: синяки, ожоги, у кого-то выбит глаз или из носа течет <span class="wp-tooltip" title="внутренняя среда организма. У многих девушек потрепаны волосы, и в глазах виден страх.

Руслан уже 10 лет работает с пациентами, которые пережили насилие. Чтобы справиться с эмоциональной нагрузкой, он стал рисовать людей с травмами лица и записывать их истории. Каждый портрет и история – страдания и ужасы, которые пришлось пережить пациенткам Руслана. 

В комнате с зеркалами расположен круглый стол. Вокруг него – 4 стула с мягкими подушками. На нем – ваза с фиолетовыми цветами и две книги: «У ворот женской колонии – никого», в которой собраны истории женщин, переживших тюремный срок, и «Больная реальность» Руслана Меллина. Любой желающий, посетивший выставку, может присесть и почитать их.

Вот небольшой фрагмент из книги хирурга, представленный на стене выставки:

«Но почему же при такой сильной травме она не обратилась за медицинской помощью? Ответ был очевиден и совершенно меня не радовал: он просто запрещал ей идти в больницу. После осмотра я не мог назвать сопровождающего иначе как мучителем. Я не мог госпитализировать женщину в отделение челюстно-лицевой хирургии из-за отсутствия показаний для экстренной госпитализации. Поскольку травма произошла давно, кость уже успела срастись. Да, в неправильном положении, но перелома, требующего срочного вмешательства на тот момент не было

Мучитель, увидев, что я кому-то звоню, стал заметно нервничать. Положив трубку, я попытался объяснить ему план действий, но он постоянно перебивал меня своим «нам обследоваться не надо, вы сейчас сделайте что-нибудь, и мы уедем». Грубый тон сурового мужчины сменился на визжащий голос истеричной женщины. Уж очень он боялся оставить свою жертву в больнице. Видя мою непреклонность, он попросил отойти с ним в сторону, где стал по-настоящему упрашивать.

доктор, вы нам сейчас сделайте что-нибудь с челюстью, и мы уедем, — теперь ласковым тоном обратился он ко мне.

— Ей нужна операция. Вы же сами видите, в каком она тяжелом состоянии…»

Миф№4 «Насилие должно оставаться за закрытыми дверями»

«Сор из избы не выносят» – еще  одна болезненная установка, которую нам привили в детстве. Чтобы показать ужасы насилия, чтобы предотвратить их, необходимо говорить о несправедливости, жестокости, избиениях и страданиях, несмотря на то, где они происходят. 

Если речь идет о домашнем насилии, то о нем тем более нужно кричать. домместо, в котором должны быть тепло, уют и безопасность, а не страх. Но о какой безопасности, уюте и тепле может идти речь, когда, по данным центра защиты пострадавших при Консорциуме женских неправительственных организаций, 66% убитых женщин были убиты в семье? Домашнее насилие – это не нормально, а ужасно. К тому же оно наиболее общественно опасно. Когда тебя избили на улице, можно спрятаться дома. Насилуют в собственной семье – бежать некуда. Особенно когда ты ребенок.

При этом авторы насилия часто затыкают рот своим жертвам, делая их безликими, а проблемы не услышанными. Иногда даже близкие, которые видят насилие, боятся вмешаться.

Об этом говорит еще один проект – фотоработы Алисы Гокоевой. Женщины с закрытыми платками лицами словно пытаются докричаться до кого-то, но их не видно и не слышно. Однако в какой-то момент они смогли рассказать собственные истории. Дощечки с ними висят справа от фото. Около самого входа в зал, в котором расположен проект Алисы Гокоевой, надпись:

«Проблему не решить, если ее не признать, не называть вещи своими именами. Просто не молчать. Просто замечать, когда унижают, калечат, убивают по праву животной силы. И заступаться, и вмешиваться, и протягивать вовремя руку помощи. Мы предлагаем вам сделать свой выбор: бросить в сторону этих женщин камень со словами «сама виновата» или вспомнить, что никто не без греха. И про «возлюби ближнего своего. Как самого. Себя»

Миф№5 «Насилие нужно терпеть, чтобы сохранить семью, потому что семья важнее всего»

Наверное, это самый главный и противный стереотип, из-за которого проблема насилия в нашей стране до сих пор не решена, из-за которого до сих пор не приняли закон</span о домашнем насилии. Семья нужна только тогда, когда в ней есть гармония, любовь, взаимопонимание и Счастье. Ради размножения и удовлетворения низменных потребностей ее сохранять нельзя. Ради детей тоже не стоит оставаться в отношениях и жить под одной крышей с человеком, который тебя избивает или оскорбляет. Для любого ребенка насилие в семье – тяжелейшая психологическая травма. Она может оставить след на всю оставшуюся жизнь. Дети не могут радоваться жизни, когда их родители несчастны.

Намного важнее и лучше сохранить психическое и физическое здоровье, чем сохранить семью. нужно любить и ценить себя. лучше быть одинокой, независимой и счастливой, чем жить в страхе, ненависти и терпеть боль. Художнице Юлии Цветковой (внесена Минюстом в реестр иноагентов) удалось это отобразить в своих работах. На одних ее рисунках – образ сильной счастливой женщины, которой все равно на общественное мнение, которая просто хочет наслаждаться жизнью. Под портретами этой девушки написано: «Никому не должна». Эти слова – удар молотом по всем мифам о насилии. На другой работе Юлии – комикс. На нем изображена девушка, на плечах которой сидит мужчина. Именно так и выглядит насилие.

Главный посыл всех работ – нельзя быть равнодушным к себе и к насилию. Чтобы быть счастливым и полноценным, необязательно нужна семья. Куда важнее сохранить целостность и достоинство.

И, может, нам не все фиолетово? И пора уже принять закон</span о домашнем насилии?

Источник

Столото

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

[an error occurred while processing the directive]