Почему россияне становятся отшельниками в Индии - НОВОСТИ ГОРОДОВ
Home » Общество » Почему россияне становятся отшельниками в Индии

Почему россияне становятся отшельниками в Индии

Мистические истории про священные Гималаи всегда будоражили умы ученых и философов. Не только горы, но и сама Индия сегодня кажется особенно привлекательной для искателей приключений и древней мудрости. На фоне последних событий (пандемия коронавируса, СВО, угроза ядерной войны) многие теперь ищут там еще и спасение, а также ответы на вопросы: что будет с миром и всеми нами?

Так что неудивительно, что многие восприняли серьезно новость о том, что якобы экс-председатель Правительства РФ Михаил Фрадков сейчас в Индии, практикует йогу и стал «стоячим монахом». Увы (а может, слава богу), это оказалось фейком. Но сама индуистская секта так называемых стоячих монахов (standing babas, ее приверженцы даже спят стоя, подвешивая тело за веревки) действительно существует, как существуют до сих пор и монахи, которые живут в пещерах и мажутся пеплом. С точки зрения логики европейца это все безумие и бессмыслица. Но в Индии это абсолютная норма.

Мы отправились в экспедицию в гималайскую долину, где, по легендам, исполняются желания. От местных отшельников мы не услышали позитивных прогнозов об окончании конфликта на Украине. Вместо этого они говорили: «Кто не видит Бога во всем, тот не видит Бога нигде». Высоко в гималайских горах (где особый состав воздуха, который воздействует на работу головного мозга) легко понять смысл этих слов, а также то, что истинный мир начинается с каждого из нас.

Обозреватель «МК» вместе с небольшой группой смельчаков совершила путешествие в Гималаи.

фото: Ева Меркачева

Индия: выжить и не потерять рассудок

Недавно один парень из России (надо думать, под воздействием происходящего в стране) оставил в горах Гималаев свой паспорт и предсмертную записку. Он аккуратно сложил все это в прозрачный файлик и скрылся среди скал. Через пару дней в этом месте оказалась группа туристов, они подобрали документ, прочитали послание. Но не успели даже обсудить между собой находку, как увидели спускавшегося с горной тропинки молодого человека. Он забрал свои бумаги, сообщив, что передумал «уходить в вечность».

Горы действительно лечат, и сюда не случайно устремляются люди в самые сложные периоды. Однако число россиян, которые уехали в Индию за последние месяцы, не особенно выросло. Возможно, потому что люди понимают: они не смогут просто убежать, им придется встретиться с чем-то, возможно, более опасным — с истинным собой. В общем, Индия, в отличие, скажем, от Грузии, не находится сегодня в приоритете для русских.

Но мы стали исключением. В составе нашей группы главный кундалини-йог страны Алексей Меркулов (несколько лет назад он вел занятия для заключенных в столичных СИЗО), а также геолог Надежда, Менеджер</spa Мария, финансисты Алексей и Денис, юрист Ирина, домохозяйка Татьяна, бизнесвумен Екатерина и я, журналист. В общем, получился эдакий социальный срез современного общества.

— Я был в Индии много раз, — говорит Алексей. — могу сказать, что, когда сюда едешь, нужно иметь четкий план и заранее договориться обо всем. одна знакомая девушка (кстати, журналист) отправилась в Индию без подготовки. Я не знаю, что с ней тут в итоге случилось, но она до сих пор наблюдается в психиатрической клинике. Наверное, это про то, что Индия своими противоречиями может свести с ума.

Когда я первый раз оказался в Дели, то направился в один прекрасный храм, который благоухал цветами и маслами. Так вот вся дорога, которая к нему вела, была сплошь в… фекалиях ( были трущобы, где дома сделаны из коробок и мусорных пакетов, и их жители выходили и делали это прямо на улице). Я был просто в шоке от диссонанса. А еще я был поражен общим фоном бедности, антисанитарии. Но потом я понял важную вещь. На Западе вопросы быта налажены, все очень чисто и красиво, но духовности мало. Чем восточнее, тем внешне беднее, а внутренняя жизнь богаче. Россия, по-моему, где-то посередине, она как мостик между Западом и Востоком. Мы, русские, ценим внутренний мир, но и внешнее тоже для нас важно. Но поскольку сейчас, мне кажется, внешнее стало важнее, некоторые россияне устремились в Индию, где внутреннее, как я уже сказал, в абсолютном приоритете. один мой знакомый живет в пещерах в Гималаях (он практикует там йогу и медитацию), дочь моей подруги — в храме (стала художницей, рисует буддийские мандалы).

фото: Ева Меркачева

Уже в Индии я случайно выяснила, что туда перебрался после событий 24 февраля 2022 года коллега-журналист, ведущий различных шоу Дмитрий Мельников.

знаешь, я никогда нигде не был так счастлив, как здесь, — радостно сообщил он.

Многие россияне вполне могли вдохновиться романом Грегори Дэвида Робертса «Шантарам». Кстати, этот роман один из самых популярных в московских СИЗО. Был период, когда я видела его чуть ли не в каждой камере «Лефортово» и «Кремлевского централа». Индия, описанная в романе, оказалась очень похожа на то, что мы в итоге увидели. Хотя автор переносит нас в 80-е годы, могу сказать: с тех пор тут ничего не изменилось.

Ришикеш: город йогов и чудес

В этом небольшом городе йогов (так его называют), Ришикеше, нам предстояло провести неделю, чтобы подготовиться к восхождению в горы. Мы поселились в уютном ашраме (монастыре), где повсюду были обезьяны. Первая же встреча с ними обернулась скандалом: они преградили путь, требуя отдать все съестное, что было в руках. Индусы знаками показали, что лучше не спорить и что в этой «битве» победа вряд ли будет за нами.

Из русских в ашраме оказался только талантливый российский айтишник Алексей. В Индию он уехал в этом году. В монастыре есть крошечная библиотека, и вот там, среди написанных на санскрите книг, в тишине он с утра до ночи работал. Провел туда какой-то суперскоростной индийский Интернет, обустроил себе почти что мини-офис.

— Тут, видимо, настолько намоленное место, что все мои проекты реализуются с фантастической скоростью, — делится он с нами. — И чуть ли не каждый день меня осеняют какие-то новые идеи.

При нас Алексей придумал проект очистки Индии от грязи и… начал его реализовывать! Вообще во всей Индии с чистотой не очень хорошо даже там, где убирают ежедневно. Старая въевшаяся грязь, ржавчина, потеки, следы плесени — ко всему этому быстро привыкаешь и учишься не обращать внимания. Но Алексей показал владельцам зданий (начал с ашрама), как можно все очистить до блеска с минимальными вложениями.

Впрочем, до очистки всей Индии дело вряд ли дойдет. Местным жителям как будто совершенно безразличны вопросы грязи и антисанитарии. Первое правило, которое мы для себя сформировали, — отбросить брезгливость (иначе в Ришикеше точно не выживешь). Если пить только бутилированную воду, то с большой долей вероятности не подцепишь инфекцию. А все остальное (включая условия, в которых готовится пища) лучше не замечать.

— Вкусно? — спросил меня товарищ Денис, увидев, с каким аппетитом я съела панир (блюдо из кислого сыра) и чапати (местные лепешки). — Я заглянул на кухню и увидел, как они это делали. лучше тебе не знать!

В общем, на кухню мы больше никогда не заглядывали ни в одной индийской уличной точке.

фото: Ева Меркачева

Итак, наш график был весьма плотным. Подъем в 4 утра, омовение в святой (но какой же мутной!) воде Ганга, практики йоги (по 7 часов в день). В промежутках между занятиями мы изучали удивительный город.

— Он имеет электромагнитную аномалию, — уверен Меркулов. — Она как будто притягивает всех, закручивает в какую-то воронку и объединяет. Вы можете неожиданно встретить тут человека, с которым не получалось увидеться в вашей родной стране, или найти родственную душу. Исторически Ришикеш — это то место, куда спускались с гор йоги на время зимовки. И не случайно здесь один раз в 12 лет (следующий будет в 2024 году) проходит праздник, где встречаются несколько миллионов йогов. На него приходят даже отшельники, которые никогда не вылезают из своих пещер и не прерывают своих особенных ритуалов.

Последние десятилетия здесь, в Ришикеше, ничего не меняется. Не появилось ни супермаркетов, ни ресторанов, ни торговых центров. Как уличные торговцы продавали за 10 рупий чапати, так и продают ровно за эти деньги, как бродили по улицам коровы, так и бродят, как бегали дикие черные кабанчики, так и бегают, как предлагали свои услуги чистильщики ушей, так и предлагают… Это просто удивительно! жизнь замерла, и будто никто не слышал про достижения цивилизации.

К слову, про чистильщиков ушей. К зрелищу, как на улице молодые люди ловко ковыряют в ушах очередного индуса (а тот доверчиво подставляет им свой слуховой орган), сложно привыкнуть. Впрочем, не только к нему, но и к общему шуму и гаму. Но все это поразительно гармонирует с городом, и на лицах местных индусов нет даже тени тревоги и беспокойства. За смешные деньги на улицах можно купить одежду из натуральных тканей (только вдумайтесь — штаны за 200 рублей, рубашку — за 100), разные поделки и украшения. Но вам придется заплатить немалую сумму за элементы цивилизации: от туалетной бумаги до пластиковой коробки. Где-нибудь в Европе за «хенд-мейд» с вас содрали бы три шкуры, а тут, в Индии, сделанное своими руками стоит так дешево, что это поначалу даже в голове не укладывается.

Наши прогулки по городу включали переход по длинному навесному мосту Рам-джула. Он настолько узенький, что, казалось, на нем едва могут разойтись два человека. Но по нему умудрялись проезжать даже на тележках и мотороллерах, которые каким-то чудесным образом не врезались в людей. «Живая масса» (сотни людей с баулами!) как будто протекала по мосту, заставляя его качаться. Было, признаюсь, немного не по себе. Ровно такой же по структуре мост рухнул недавно на западе Индии, погибло около 90 человек.

Но если не думать о плохом, то переход через мост может быть настоящим шоу, тем более что сам он украшен светящимися фонариками и свежими цветами (он ведь идет через Ганг, а все, что с ним связано, для индусов — священно).

одна из частей города состоит из храмов, ашрамов, выходящих на коричневый от селевых потоков Ганг. И там всегда полно людей с умиротворенными, радостными лицами. Сами храмы — просто шикарные, залитые светом, с красивыми статуями божеств, диковинными деревьями и цветами. Самый популярный из них, расположенный на вершине одной из гор, окружающих Ришикеш, — храм Синее Горло, где по преданиям Шива принял амброзию и стал бессмертным.

Жители города и паломники каждый день празднуют жизнь, и это не фигура речи. С утра они идут совершать омовение в Ганге (держатся при этом за веревки или цепи, чтобы не снесло течением), в течение дня посещают какой-то храм, вечером собираются у берега для ритуала под названием «арти». Во время ритуала они благодарят священную реку Ганг за прошедший день и опускают в шумные быстрые воды корзиночки с цветами. Благо и праздников в календаре индусов хватает. Пока мы были в Индии, успели отпраздновать и день Лакшми (богини любви), и Ганеши (Бог изобилия и процветания), и просто день победы добра над злом, и многоженство других.

Удивило, что в Ришикеше нет криминала. Если вы потеряете кошелек или телефон, то найдете их ровно на том месте, где оставили: никто не тронет. Это мы проверили на собственном опыте: забывшая на скамейке айфон Катерина забрала его там через несколько часов. Индусы верят в карму, а взять чужое — очень плохая карма и для человека, который это сделал, и для самой вещи (она в итоге или испортится, или потеряется).

Мой вопрос, как соблюдаются права человека в Индии, вызвал недоумение и улыбку у многих местных. И я поняла, что это в принципе неправильный вопрос для страны. здесь все иначе, другой мир, который не подчиняется западным параметрам. Это чем-то похоже на Советский Союз: все равны, все приветливы, общаются между собой (и неважно — едешь ты на повозке или «Мерседесе»). И это, замечу, несмотря на исторически сложившуюся кастовую систему. Они находят какую-то радость в том, чтобы служить кому-то.

И если вы думаете, что индусы необразованные, то будете крайне удивлены, заметив на каждом углу человека с газетой. Читают прессу тут все — йоги в позе лотоса, торговцы тростниковым соком, крутящие пресс, водители мотороллеров в ожидании пассажиров… Видимо, оттого у них есть некое собственное <span class="wp-tooltip" title="Образы представлений как правило менее ярки и менее детальны чем образы восприятия но в них находит отражение самое характерное для данного предмета Различия в яркости устойчивости и точности представлений памяти очень инди о происходящем в России, которую они искренне любят. Абсолютное большинство поддерживает российские власти и выступает против позиции Европы, вспоминая историю своей страны, некогда колонии.

Тема оказалась горячей даже в… монастырях. В нашем ашраме после лекции о сотворении Вселенной (на нее могли прийти все желающие) в дискуссию по поводу происходящего на Украине вступили два гуру. один, казалось, говорил устами западной пропаганды, а другой — российской. Наблюдать за их спором было весьма забавно: несмотря на спокойствие и умиротворение, в какие-то моменты они буквально горели желанием доказать собственную правоту. Но, видимо, сила намоленного места победила: оба пришли к выводу, что человечество проходит урок и что конфликт между Украиной и Россией рано или поздно обязательно приведет к миру и процветанию всех его участников и вообще всех людей на Земле. Если принимать во внимание, что в индуизме верят в цикл перерождений, то они в любом случае совершенно правы.

Мы тем временем не могли не посетить заброшенный монастырь одного из самых популярных в истории человечества гуру, мастера трансцендентальной медитации Махариши Махеш Йоги. Сюда любили приезжать легендарные «Битлз», здесь они написали свои самые популярные песни. Но здесь же произошел их конфликт с гуру (его заподозрили в приставаниях к ученицам) — тот проклял их, после чего группа распалась, погиб Джон Леннон…

Монастырь расположен прямо в индийских джунглях, в нем никто не живет, но его охраняют, и за вход с вас возьмут 600 рупий. ничего более удивительного, чем здания в монастыре, я лично никогда не видела. Начну с того, что часть келий — это яйца, то есть они построены в форме яйца. Якобы это позволяло лучше сосредотачиваться тем, кто там медитировал. Ряд зданий имеет просто невероятную конфигурацию. Есть такие, где полы сделаны под специальным наклоном, что создает оптический эффект — кажется, что сидящие там люди парят в воздухе. В одном из помещений есть алтарь, который напоминает древние капища. Кругом нарисованы странные знаки, картинки. Все вместе это создает ощущение, что вы в принципе не на Земле, а на другой планете.

После скандала с «Битлз» Махариши покинул Индию, переселился в Европу. А грандиозный монастырский комплекс остался. учение давно умершего гуру, как говорят, вновь набирает популярность на Западе.

Чтобы обойти монастырь, нам потребовалось много часов. Но усталости не было. Были лишь восхищение и удивление: как можно было все это построить, а потом бросить? И почему сегодня никто не хочет выкупить комплекс, чтобы организовать там… да хоть съемочную площадку (такие антуражи — да не использовать?!).

А мы тем временем встретили неподалеку от Ришикеша самую известную в мире йогиню — Гурмукх Кхалса. Гурмукх была персональным инструктором певицы Мадонны, киноактеров Гвинет Пэлтроу и Дэвида Духовны. На берегу реки Гурмукх проводила класс йоги, на который приехали инструкторы из разных точек планеты. О нашем визите она знала заранее. Когда мы вошли в зал, она представила нас, сказав, что мы приехали из России, где сейчас непросто. И после этого присутствующие (разных национальностей и цвета кожи) стали подходить к нам, чтобы обнять.

Ганготри: горы, чудеса и отшельники

Следующий пункт назначения — Ганготри. Это крошечная деревушка в горах, откуда берет исток священный Ганг (он начинается в слиянии трех горных речушек, а они, в свою очередь, берут начало в ледниках Гархвальских Гималаев). Расположена она на высоте примерно 3,2 тысячи метров над уровнем моря. Так что воздух тут разреженный, чуть сладкий. С непривычки у многих начинает болеть голова, они чувствуют слабость. Это место всего в 50 километрах от Непала и от Тибета. здесь вообще много святых мест, которые описаны в Махабхарате — одной из главных священных книг (древнеиндийский эпос, написанный в 4-м веке до нашей эры). И многие удивительные события, по легендам, происходили здесь. В их числе вознесение во плоти одного из Пандавов — братьев-воинов.

фото: Ева Меркачева

Паломники со всей Индии приходят сюда в период с апреля по октябрь, а потом поселение словно бы вымирает — туда просто не добраться никому из-за снега. Да и отопление в домах не предусмотрено. Местные жители не позволяют себе топить печи (берегут экологию, свои святые Гималаи), а газ дорогой. Так что, поселившись в крошечной гостинице, мы с ужасом поняли, что спать возможно только в спальниках (благо мы привезли их из России с собой). Вода с утра была такая, что после умывания лицо покрывалось тонким слоем льда. Добрые индусы периодически нас баловали: приносили по ведру кипятка, разбавив который, можно было «принять душ» (и тут главным было одеться так быстро, как только возможно, иначе опять-таки покрываешься инеем). Еще они заботливо предлагали специальную пищу, которая не позволяет замерзнуть. Это сытные блюда, где много перца и белка (но он растительный).

Погода, в принципе, не совсем подходящая для восхождения в горы — холодно и дождливо, но кругом фантастическая красота! Те жители Ганготри, которые нам встречались, с уважением относились к русским и старались предложить любую помощь. По их словам, россиян давно не было в этих святых местах (скалолазы не в счет). Кстати, за несколько дней до нашего прихода группа из 100 скалолазов из национальной школы (они сдавали зачет) попала под лавину. Погибло около 30 человек. Гималаи могут быть опасны, как, впрочем, и все вокруг. В эти места лучше ходить с чистым <span class="wp-tooltip" title="сердце — фиброзно-мышечный полый орган, иначе можно не вернуться.

Каждое утро начинается с уличного шествия: через весь поселок идет группа людей, которые несут что-то вроде носилок с божеством, бьют в барабаны и трубят в большую ракушку. Эта церемония не только шумная, но и красивая.

Местные жители поражают нас своим служением. Именно служением. Многие ведь забыли, что это такое, умеют только обслуживать и прислуживать. А служение — это когда с радостью стараешься помочь ближнему. И делаешь это без навязывания. один индус, увидев нас, усталых, преодолевших многочасовой путь, с таким искренним <span class="wp-tooltip" title="сердце — фиброзно-мышечный полый орган предложил принять у него просад (пищу)! Его жилище было беднейшим, еда — простейшая, но как достойно он сделал этот жест! И мы много такого встречаем на пути. Местные рассказывают невероятные истории про Гималаи и верят, что мы обретем тут то, о чем попросим. Каждый из нас, конечно, пришел со своим. Но все хотят, чтобы на землю вернулись справедливость и мир.

В горах, куда мы отправлялись каждый день в ожидании, пока откроют проход в расположенную на высоте больше 4 тысяч метров святую долину Топаван (правительство Индии выдало нам разрешения, но из-за плохой погоды проход закрыли), мы встречали необычных людей. Я назвала их людьми с чистыми помыслами. Они ведут аскетичный образ жизни и все время молятся.

В одной из пещер на высоте примерно 3500 метров, которую, как выяснилось, на протяжении более 5 тысяч лет облюбовали отшельники (и якобы из нее кто-то из них возносился на небеса), мы нашли старца. Зашли туда. Пещера представляет собой огромный камень, точнее, она вырыта под ним, плюс часть пространства продолблена в этом камне. У него там оказалось так уютно, что это просто невозможно себе представить в таких условиях. Потолок у пещеры весь черный, блестящий и очень вкусно пахнет (что это такое — сложно понять, но похоже на благоуханную смолу). Он сидел на каких-то тряпицах и как будто весь светился. Очень хорошо было с ним посидеть рядышком. Он разрешил пройти к нему в жилище — на самом деле так добр далеко не каждый, другой отшельник даже погрозил нам палкой. Впрочем, мы сами виноваты: хотели его сфотографировать без разрешения. Этот же отшельник и видео снимать разрешил, и вообще был очень добрым. Он все время улыбался и что-то говорил (мы, правда, не поняли из этого ни слова). А потом мы попросили, чтобы он нас благословил. И несмотря на то, что никто не сообщал ему, что мы из России, когда я к нему наклонилась, он спросил: «Russia?» Я сказала: «Да». И тут же он спросил: «Путин?» — и как будто сделал вид, что замахнулся (или что это было?). Промелькнула мысль — вот он сейчас даст мне по башке. Но на самом деле страшно не было, тем более что он засмеялся. Потом что-то стал быстро говорить про Россию и Украину и особо отмечал Америку. Сложно было понять, что это значило. Откуда он знает про отношения России и Украины? Откуда знает про роль, которую могут играть в этих отношениях третьи страны? Разумеется, ни радио, ни телевизора, ни газет у него в пещере не было. Но поскольку он очень приветлив, не исключено, что индусы иногда делятся с ним новостями. В итоге он имеет свое собственное <span class="wp-tooltip" title="Образы представлений как правило менее ярки и менее детальны чем образы восприятия но в них находит отражение самое характерное для данного предмета Различия в яркости устойчивости и точности представлений памяти очень инди о происходящем на основе той небольшой информации, которая к нему попадает от людей, которые смогли до него добраться. Добирается не всякий. И не только потому, что найти эту пещеру нелегко, но и потому, что обычно попадают к таким людям не все. Можно ходить около этой пещеры и даже не заметить вход в нее (или не придет в голову туда зайти — будто что-то не пустит).

фото: Ева Меркачева

Это так везде в Гималаях. здесь разные места, и они пускают не всех людей. Кого-то пускают в одно, другого — в другое, а кого-то — никуда. Связано это, наверное, с энергиями, которые здесь есть.

Гималаи вообще для каждого открываются по-разному. Кто-то увидит их красочными, яркими, интересными, а кто-то — холодными, суровыми и, может быть, даже страшными. Для кого-то Гималаи будут благословением, а для кого-то тяжелым испытанием. Кто-то захочет остаться в Гималаях навсегда, а кто-то будет считать мгновения до возвращения домой. Гималаи отражают нашу внутреннюю суть, а в ней есть все.

— На Таповане, куда мы идем, традиционно йоги практиковали. Само название места означит «огонь», «сжигание кармы». То есть йоги исторически там практиковали, чтобы избавиться от того, что тебя отделяет от единого, целого, божественного, исходного, настоящего. Мне кажется, место было выбрано неслучайно. Воздух там имеет особые свойства, которые помогают и стимулируют к особенно серьезным медитативным процессам, возвышенным состояниям. В воздухе высокооктанового качества содержится энергия жизни. Вот мы и попробуем получить здесь этот опыт возвышенного состояния, конечно же, лишь на короткий период времени. Кстати, на Таповане остался всего один святой, который там живет круглый год. Его зовут Муни-баба (Муни — молчание, баба — учитель). С ним прекрасно можно «поговорить»: он пишет ответы на английском. Муни-баба живет так больше 10 лет. Каждый год больше 9 месяцев он проводит на вершинах высотой 7 тысяч метров в Гималаях в полном одиночестве: там просто белоснежная пустыня, никого нет.

В свое время Гималаями были увлечены многие известные люди. Писатель Михаил Ефремов написал не один свой роман под влиянием Индии и ее священных легенд. Как поговаривали, властям в СССР не понравилось то, что он рассказывал о йоге как о психофизиологической дисциплине, а о чудесах — как о естественных процессах для тех, кто ее практикует.

Искал в Гималаях таинственную страну Шамбалу философ и художник Николай Рерих. Сотни его работ посвящены Гималаям. Он рисовал вершины при разном освещении в разное время года и суток. «Горы, горы! — говорил он. — Что за магнетизм в вас! Какой символ спокойствия заключен в каждом сверкающем пике!»

Снаряжал в Гималаи экспедиции и Адольф Гитлер. Известна, к примеру, Германская тибетская экспедиция Эрнста Шефера (Шефер — ученый).

— Гитлер искал в Гималаях секретные техники, — говорит Меркулов. — И нашел. Он использовал слово «Хай» и жест с вытянутой по диагонали рукой как приветствие, а это одна из практик (диагональная энергия — самая быстрая, самая мощная). Благодаря этому приветствию он мог сильнее влиять на сознание, на умы, делать нацистов активнее, харизматичнее. Учителя в горах говорили, что если б он знал полную форму этой практики, то миру еще сложнее было бы противостоять нацистской идеологии. Именно поэтому все техники держат в секрете: они не должны попасть в руки плохих, бездуховных людей. И чтобы сегодня йоги в Гималаях вам дали какую-то технику, надо пройти посвящение, доказать свою чистоту, духовность. Еще раз: сами практики не дают духовности, они помогают тебе обрести качества и свойства, стать более восприимчивым, и иногда это больше проклятие, чем благословение.

«Зачем ты ведешь людей в Гималаи?» — спрашивали меня. Потому что для меня в первую очередь важно помочь людям получить непосредственно опыт соприкосновения со своей сутью. И я знаю, что это реально может произойти в горах и предопределить судьбу или стать отправной точкой во всех поступках и действиях, маяком указывать путь. И даже если у кого-то есть дурные помыслы, то, проходя через множество испытаний, он, скорее всего, поменяется, проявит свои хорошие качества. Дойти до многих святых мест непросто, это действительно вызов.

Додитал: озеро, где исполняются желания

Меж тем мы отправились к озеру Додитал. Путь к загадочному водоему лежал через горную деревеньку Агода. На вершине горы среди амарантовых полей стоят маленькие домишки. Это традиционные гималайские жилища с деревянными полами, глиняными стенами, расписанными узорами, и маленькими кроватями. Ни водопровода, ни канализации. телефон есть не у каждой семьи, связь в горах плохая, и чтобы вызвать «скорую помощь», нужно идти к «старосте».

время, кажется, здесь замерло. Так же, как и сотни лет назад, женщины в нарядных расшитых платьях, идя с покоса, на головах тащат стога сена.

На всю деревню — крошечный ларек, где можно купить (когда продавец вернется с работы в поле) очень ценный товар — батарейки и светодиодные лампочки. Из нашего традиционного гималайского дома, в котором мы остановились на ночь, открывался совершенно неописуемый вид на горную долину.

Как только солнце взошло, мы закинули рюкзаки за спину и отправились вверх. Наш проводник — индус, который знает Гималаи с детства, и нет ни одной вершины, на которую бы он не поднялся. Кроме него с нами два ослика, которые тащат поклажу, и трое «портеров» — молоденькие индусы, которые будут помогать ставить палатки, готовить еду.

фото: Ева Меркачева

От деревни до озера примерно 9 часов пути. Но дорога оказалось непростой во всех смыслах. Подъем очень крутой, местами крайне опасный. Полшага в сторону — и падение неизбежно. Через час послышались раскаты грома, а еще через час на нас стал сыпаться град. Спасением стали низкие хижины, которые построили пастухи. В каждой из них горел заботливо разожженный ими костер, так что можно было немного обсохнуть и согреться.

Но вот и озеро. Оно небольшое, но невероятное по красоте — вода в него сливается с высоких гор, и кажется, что горы и озеро составляют единое целое. По легенде, в этом месте упал бивень бога Ганеши (он потерял его во время сражения) и пробил твердь вплоть до земной коры. Около озера есть небольшой храм. Монах, который там служит, немного знает английский. Оказалось, что ему 30 лет и что он житель местной деревни. Каждое утро в 4 часа он должен окунаться в воды озера, а затем проводить церемонию. Этот ритуал нельзя прерывать, и неважно, есть ли хоть одна живая душа около озера, — все равно монах будет трубить в священную ракушку, бить в барабан и зажигать огоньки.

Ни отопления, ни электричества в храме и вообще в округе нет. Но есть подсветка храма и статуй божеств. Работает она благодаря батарейкам, но их заряда надолго не хватает. Монах учтиво спросил, нет ли у нас пауэрбанка, который мы могли бы пожертвовать храму, чтобы тот освещался (а сам аккумулятор он бы заряжал периодически, спускаясь в те деревни, где электричество есть). Пауэрбанк мы подарили (спасибо Денису, который прихватил с собой в горы просто гигантский аппарат, заряд которого позволит несколько недель не думать о свете).

Вообще к святому озеру приходит множество паломников, но власти Индии не выделяют денег на поддержание храма. Это место не стало туристическим маршрутом, здесь нет ни одной лавочки, не продаются сувениры. И это — благо, потому что так сохраняется чистота этого пространства.

— Приехал немецкий ученый с прибором для измерения глубины озера, — рассказывает монах. — Но так и не смог определить ее.

Вода в озере ледяная, но в нем плавают пятнистая, с яркими плавниками форель и разные диковинные рыбы. Природа вокруг завораживает: дубовые и сосновые леса, редкие деревья, и все это среди вершин.

Ночи в палатках, которые мы выставили около озера, были очень холодными. С утра шел снег. Согреваться можно было только горячим индийским чаем — масалой. Мы решили посвятить остатки нашего путешествия восхождению к перевалу Дхарвапасс, расположенному на высоту 4200 м. Как только небо очистилось, мы отправились к нему и через пять часов достигли места, с которого можно разглядеть многие гималайские пики. Но вновь послышался гром, и небо снова затянуло облаками. Наш гид Кетан уверяет, что за три десятка лет, проведенных в Гималаях, не помнит еще такой аномалии (несмотря на то что погода в горах всегда переменчива).

Холод был почти невыносимым, но несмотря ни на что мы помолились в святом месте не только за себя самих и своих близких, но и за тысячи незнакомых нам людей, которые накануне экспедиции присылали свои имена через соцсети.

В наше время пойти в горы без связи так же страшно, как слетать на другую планету: не знаешь, что будет с миром, когда ты вернешься. В свое время, когда началась пандемия, один знакомый ушел в горы на випассану (это что-то вроде обета молчания). А спустившись, он оказался совершенно в ином мире, где все носят маски, перчатки, где нельзя выходить из дома… Испытал настоящий шок от увиденного.

Что-то подобное боялась испытать я, потому что, когда уходила, было понятно — ситуация нагнетается. Неизвестно было, спущусь ли я в мир, где уже применяют ядерное оружие? Все ли в порядке будет с моей страной, все ли в порядке будет с другой страной (соседской, но такой же родной), все ли вообще в порядке будет с миром… Слава богу, мир продержался. Может быть, в том числе нашими молитвами. Мы просили Вселенную сохранить землю. Мы просили Бога ярче зажечь тот внутренний свет, который есть в каждом из нас.

Источник

Столото

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

[an error occurred while processing the directive]