Африканские студенты после конфликта с гаишниками мучаются в московском СИЗО - НОВОСТИ ГОРОДОВ
Home » Общество » Африканские студенты после конфликта с гаишниками мучаются в московском СИЗО

Африканские студенты после конфликта с гаишниками мучаются в московском СИЗО

«Па-ма-ги-те», — на плохом ломаном русском выкрикнул маленький худенький темнокожий паренек в зале одного из московских судов. И на всякий случай попросил помощи на английском («Хелп») и французском («Аледэ»).

В суде оказался не только он, но и еще трое его товарищей-студентов. Они приехали в Россию из далекой Республики Чад (<span class="wp-tooltip" title="1 Политическая целостность обладающая единой системой управления общественными делами созданная национальной или многонациональной общностью народом на определенной территории 2 Система институтов органов посредством которы в центральной части Африки), чтобы получить тут высшее образование. Но молодые заморские гости немного начудили. Студенты-иностранцы обвиняются в применении насилия в отношении представителя власти (поконфликтовали с сотрудником ГИБДД, который остановил их машину), и грозит им тюремный срок.

Увы, в отличие от американского студента Тревора Рида, баскетболистки Грайнер, израильтянки Исцахар и прочих известных всему миру экс-арестантов московских СИЗО судьба четырех несчастных чадцев мало кого интересует. Вряд ли кто-то заикнется об их обмене — власти республики Чада заняты совсем другими проблемами (президент погиб в прошлом году при столкновении с повстанцами). Между тем жизнь чадцев в СИЗО полна страхов и ужасов, как, впрочем, и многих других гостей из экзотических стран.

Обо всем этом — в материале обозревателя «МК».

Типичная улица в одном из городов Республики Чад. фото: ultra-travel.ru

За последние два года численность заключенных-иностранцев в московских СИЗО выросла более чем на треть. Если в 2020-м их было 2050 человек, то сегодня уже 3200. Кто все эти люди и в чем они обвиняются?

Если говорить про национальность, то на первом месте узбеки (почти 900 человек), на втором таджики (почти 700), на третьем киргизы (550). Белорусов и украинцев поровну, примерно по 200 человек. Но если граждане СНГ и Средней Азии довольно легко адаптируются в условиях российского СИЗО, то иностранцам из дальнего зарубежья приходится ох как несладко. И чем экзотичнее страна, тем тяжелее ее гражданину.

Танзания, Гватемала, Камерун, Гвинея-Бисау… Отдельно стоит в этом списке Республика Чад, потому что одновременно сразу четверо ее граждан оказались в СИЗО №3 «Красная Пресня».

Вообще большинству иностранцев вменяются всем известные «народные» статьи УК РФ: 228-я (наркотики), 158-я (кража), 159-я (мошенничество). Но у чадцев довольно экзотическая 318-я (применение насилия в отношение представителя власти). Такую статью до этого вменяли американскому студенту Тревору Риду, который в состоянии алкогольного опьянения буянил в полицейской машине. Тревору дали 9 лет и 8 месяцев, но вскоре его обменяли на летчика Ярошенко.

Однако в случае с Тревором полицейский хотя бы синяк показал суду и следствию, а также разорванную куртку. В деле же чадцев нет даже этого. Но стоит рассказать обо всей криминальной истории подробнее.

Вечером 14 августа 2022 года четверо темнокожих гостей столицы взяли в аренду машину (по системе каршеринг). За рулем был 29-летний Саддик Хашим Юсуфф, студент Московского государственного университета пищевых производств. Немного про него. Саддик талантливый молодой человек, мечтал накормить всех жителей Республики Чад, которые, как известно, живут небогато и несытно. Чадцы живут в среднем не больше 55 лет как раз именно из-за плохого питания, некачественной воды и слабого здравоохранения.

Но в последние годы Республика Чад взяла курс на наращивание собственных сельскохозяйственных производств, что в условиях пустыни Сахара непросто. Главная беда — отсутствие специалистов. В общем, маленькое африканское <span class="wp-tooltip" title="1 Политическая целостность обладающая единой системой управления общественными делами созданная национальной или многонациональной общностью народом на определенной территории 2 Система институтов органов посредством которы выделило большие деньги и отправило на учебу к «белым людям» самого способного своего гражданина. Учился в Москве он на «отлично» и даже языковые проблемы ему не мешали (с современными переводчиками это несложно). Как рассказывал сам Саддик, он разработал новую технологию сыра.

Впрочем, было бы несправедливо не сказать несколько слов о его товарищах. Все они — студенты столичных вузов. вероятно, посылая их на учебу в Москву, правительство Республики Чад (судя по всему, это решение было принято на высоком уровне, а не в частном порядке) хотело получить на выходе готовых специалистов, которые бы поднимали экономику в самых разных ее сферах. 25-летний Садам Идрис Герди учится в Московском техническом университете связи и информации (МТУСИ), 24-летний Харун Ахмат Адефф в РУДН, 25-летний Али Яя Шиди в Российском государственном университете нефти и газа. Все четверо жили в общежитиях своих вузов. При этом никаких нареканий к ним от администрации не было. «Тихий, спокойный, неприметный» — так говорят о каждом из них в общежитиях. Чадцы все свободное от учебы время проводили вместе.

В тот злополучный день они все ехали в одной машине. На улице Нижние Мневники авто остановил патруль ДПС. По версии следствия, все четверо при проверке документов стали оказывать физическое сопротивление, нанесли телесные повреждения сотрудникам полиции. «Для предотвращения дальнейших агрессивных действий со стороны граждан в отношении них были применены спецсредства (наручники)» — цитата из протокола. А еще следствие утверждает, что аж четверо сотрудников ДПС получили телесные повреждения: у одного, к примеру, укус на руке, у другого ссадина в области локтевого сустава и маленький синяк на шее, у третьего кровоподтек слизистой верхней губы… травмы, прямо скажем, не убийственные для жизни и здоровья полицейских. И если уж откровенно, то не очень верится, что четверо худых маленьких темнокожих парней стали бы нападать на полицейских в чужой стране. Для этого они или должны быть под «дурманом» (но алкоголя и наркотиков в крови не нашли), или психически нездоровы (но тогда бы их на учебу не приняли).

СИЗО №3 «Красная Пресня».

Скорее всего, дело обстояло так: у гаишников возник конфликт с водителем по поводу его иностранного удостоверения, тот громко возмутился, и его скрутили. А остальные, испугавшись, хотели сбежать (захватив друга с собой), но их повалили и обездвижили.

Надо полагать, полицейские надеялись, что в их руки попала серьезная банда. Но проверка показала: действительно студенты, да еще правильные такие, не пьют, не курят. Их бы отпустить с миром, но разве так можно? В общем, задержали, возбудили уголовное дело по части 1 статьи 318 УК РФ «Применение насилия, не опасного для жизни или здоровья» (на часть 2 не натянули ушибы). Грозит студентам лишение свободы на срок до пяти лет.

Вообще, наказание может быть и гораздо меньше, к примеру, штраф в размере до двухсот тысяч рублей или принудительные работы. Но практика показывает, что российские суды дают по максимуму.

Представитель посольства Чад на суде доказывал, что студенты не опасны для общества, что они не могут бросать учебу (важен каждый день занятий). Увы, Суд был непреклонен и всех четверых поместил под стражу.

Сидят чадцы в СИЗО №3 в разных камерах.

— Я видел их, — говорит один из бывших заключенных (его на днях отпустили). — Они в бедственном положении. Во-первых, их почему-то посадили в камеру к кавказцам. Не знаю, может, чтобы поскорее признались? Хотя они, по-моему, это давно сделали и вообще готовы признаться хоть в убийстве своего президента. Скорее всего, это такой троллинг со стороны сотрудников.

Я обратилась к Отабеку Джамбаеву, который, по сути, исполняет роль помощника начальника УФСИН по соблюдению прав иностранных граждан (хотя официально такой должности до сих пор нет). Он, как выяснилось, чадцев навещал. Признается, что те действительно сидели с представителями кавказкой национальности, которые проявляли к ним агрессию, потешались над соседями. Но уверяет, что сейчас их подселили к более миролюбивым соседям. Но всех проблем это не решило, да и не может решить.

— Когда я видел их в последний раз, они плакали, — признается Отабек. — Они такие худенькие и маленькие! Как подростки выглядят.

Все четверо знают только французский. Кроме них этот язык в изоляторе не знает никто, а вместе иностранцев посадить не могут по закону (подельников содержат отдельно). Никаких переводчиков в СИЗО нет. В общем, чадцы оказались в полной изоляции. Даже книг на французском не достать в библиотеке. Сотрудники СИЗО вроде как их жалеют, но рассуждают примерно так: «Потерпят, не санаторий тут». Они терпят уже больше четырех месяцев… И что примечательно, больше всего переживают именно за учебу. А вот университеты, где они учатся по договору и которым за это заплатили большие деньги, интереса к судьбам несчастных иностранных студентов не проявляют. Хотя руководство СИЗО №3 в принципе не стало бы возражать, если бы они (с разрешения следователя) передали им учебники и прочие материалы. По новым ПВД разрешается использовать электронные книги. А туда можно было бы закачать и переводчик, и учебную литературу. Увы, ничего этого не сделали.

Чадцы и сотрудники СИЗО очень рассчитывали на апелляционную инстанцию Мосгорсуда. Адвокат принес на заседание личное поручительство посольства Республики Чад. много говорили там про то, что паспорта у них отняли, денег на билеты нет, так что они никуда сбежать не смогли бы. Но аргументы суда первой инстанции признали законными. А Хорошевский районный Суд города Москвы исходит именно из того, что чадцы могут сбежать и надавить на свидетелей и потерпевших (на полицейских то есть). В общем, к судьбе граждан из далекой бедной Республики Чад относятся так же формально, как к судьбе собственных граждан.

Источник

Столото

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

[an error occurred while processing the directive]