В России «обнаружились» две ПВО: удар по аэродрому в Энгельсе вскрыл проблему - НОВОСТИ ГОРОДОВ
Home » Политика » В России «обнаружились» две ПВО: удар по аэродрому в Энгельсе вскрыл проблему

В России «обнаружились» две ПВО: удар по аэродрому в Энгельсе вскрыл проблему

Обидный «подарок» организовали вооруженные силы Украины (ВСУ) ко Дню войсковой противовоздушной обороны (ПВО), который отмечается 26 декабря. В ночь на понедельник во второй раз был атакован беспилотником аэродром стратегической авиации в Энгельсе. С нарушителем справились, но погибли трое военнослужащих. Как и после первой атаки на этот же аэродром 5 декабря, у экспертов остались вопросы к организации ПВО важного объекта.

фото: Михаил Ковалев

К слову сказать, атака 26 декабря напомнила об одной застарелой «междоусобной» распре между нашими пэвэошниками. Дело в том, что у нас в стране есть две ПВО, и у каждой свой праздник. день Войск ПВО отмечается во второе воскресенье апреля, а день войсковой ПВО — 26 декабря.

Для непосвященного человека это непонятная игра слов — «Войска ПВО» и  «Войсковая ПВО», а между тем, это две независимых военных структуры, со своими задачами, вузами и специфической техникой. Войсковая ПВО входит в состав Сухопутных войск и отвечает за прикрытие наземных сил. А вот Войска ПВО входят в состав Воздушно-космических сил и ответственны за отражение агрессии в воздушно-космической сфере и защиту от ударов с воздуха, из космоса пунктов управления высших звеньев государственного и военного управления, а также объектов государственной важности.

Еще с советских времен Войсковая ПВО и Войска ПВО страны во многом если не враждовали, то конкурировали. Это были почти как две независимые Вселенные. Кадры и теорию боевого применения для Войсковой ПВО ковали в Смоленске, а для ПВО страны — в Твери.

Собственно, ничего страшного в такой конкуренции военных нет, если в выигрыше дело — небо надежно прикрыто от непрошеных гостей. А если нет?

К примеру, разберем теоретически атаку некоего беспилотника на аэродром в Энгельсе. Допустим, что он стартовал с территории Украины (хотя некоторые эксперты эту возможность исключают, говорят, что это, скорее, дело рук диверсантов). В этом случае вначале дрон должен был преодолеть зону войсковой ПВО, прикрывающей наши части вдоль линии боевого соприкосновения.

Затем он неизбежно должен был попасть в зону ответственности ПВО страны, которая должна отслеживать все воздушные границы России.

А уж затем, преодолев эти два рубежа, беспилотник должен был попасть на радары войсковой ПВО, прикрывающей важный военный объект — аэродром стратегической авиации.

А кто в этом случае виноват, если беспилотник пролетел сотни километров над страной и почти дошел до цели — какая ПВО? И насколько согласованно действовали обе структуры ПВО в этой ситуации? Обменивались ли они информацией об опасной воздушной цели, которая вторглась на нашу территорию?

Хочется верить, что обе наши ПВО действовали согласованно. А если нет, то, значит, есть над чем работать военным теоретикам и практикам. Потому что, скорее всего, атака ВСУ на наш объект — не последняя, и надо как следует подготовиться к ударам следующим.

Эксперты Telegram-канала «Военный Осведомитель» обращают внимание, что удар был нанесен в определенный момент — когда наша дальняя авиация на этом аэродроме готовилась к вылетам. И это может означать только одно: разведка противника, не важно, какая — космическая или агентурная — не дремлет. И это уже задание для нашей контрразведки.

По мнению аналитиков этого информресурса, ВСУ для запуска беспилотников в нашу сторону могли использовать заброшенные приграничные аэродромы малой авиации. Обнаруживать такие места базирования — задача нашей разведки. А, вообще, как замечает автор канала: лучшее средство от беспилотников противника — это наши танки на территории их базирования и запуска.

Военный репортер Александр Сладков также считает, что мы получили «очередной щелчок по носу: получайте вторую атаку на аэродром стратегической авиации в Энгельсе».

И он предлагает свои меры предупреждения таких ЧП: «Я бы с удовольствием узнал, что принято решение о жесточайшем контроле за выполнением Уставов, Приказов, инструкций всеми военными, от солдата и до маршала. Пока этого нет. Мы на расслабоне».

Обидно, если военный репортер «от сохи» в этом случае прав.

Источник

Столото

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

[an error occurred while processing the directive]