Тонкий русский лед: предприниматели рассказали истории выживания на фоне СВО - НОВОСТИ ГОРОДОВ
Home » Экономика » Тонкий русский лед: предприниматели рассказали истории выживания на фоне СВО

Тонкий русский лед: предприниматели рассказали истории выживания на фоне СВО

Малый бизнес с большими потерями пережил пандемию коронавируса в предыдущие два года. Но, как оказалась, те испытания были только разминкой перед настоящими трудностями, ударившими по отечественным предпринимателям невиданными ранее санкциями. Российские компании встретили кризис 2022 года по-разному. Одни оказались готовы к геополитическим вызовам и быстро адаптировались ко всем изменениям. Другим пришлось худо: иностранные поставщики в одностороннем порядке обрывали все контакты, а некоторые даже отказывались возвращать внесенный аванс. О том, как в 2022-ом изменился бизнес, стратегии и принципы принятия решений для того, чтобы выжить в бушующем море санкций, «МК» поговорил с отечественными предпринимателями.

фото: Наталья Мущинкина

Сетки из Барнаула

Барнаульский предприниматель Игорь Афонин основал свою фирму по производству плетёных транспортерных сеток еще в 1991 году. Тогда он, будучи простым инженером, решил уйти с одного из местных заводов и основал свое частное предприятие. Все началось с двух примитивных станков в подвале дореволюционного купеческого дома, которые плели сетку-рабицу для заборов. Сетка-рабица – простой и дешевый материал для ограждений — в те годы был очень востребован из-за низкой цены и легкости монтажа».

Но постепенно в фирме поняли, что на одной рабице далеко не уедешь. Тем более начала расти <span class="wp-tooltip" title="состязание между товаропроизводителями за наиболее выгодные сферы приложения капитала рынки сбыта и источники сырья когда их самостоятельные действия эффективно ограничивают возможность друг друга односторонне влиять на общ, появились сотни материалов и вариантов ограждений и заборов. И тогда удалось нащупать свободную нишу.

Примерно с 1998 года компания развивает Производство конвейерных лент для пищевой промышленности – когда металлическая или пластиковая сетка служит конвейером. Без транспортерных и глазировочных сеток сегодня не обойдется ни одно кондитерское или мясооперерабатывающее предприятие. Простой пример использования барнаульских изделий на кондитерском производстве: сначала на эту сетку падает и едет печенье, далее сверху капает шоколад, затем идет обсыпка, и в конце производственной линии – упаковка. Все конструкторские решения руководство разрабатывает само.

Нынешний кризис и последствия санкций предприниматель как будто предчувствовал еще в 2014 году, когда появились первые санкционные звоночки. Пришлось проявить смекалку. В то время Игорь закупал сырье – металлическую проволоку – в Швеции. Но переориентировался на закупку металла в Индии, Китае и дома, в России.

С 2015 года заработало импортозамещение. Тогда после падения рубля увеличился поток заказов — на внутренний Рынок обратили внимание многие российские кондитерские фирмы.

фото: Global Look Press

А ведь сколько Афонин пытался достучаться в начале двухтысячных до европейских клиентов. Выбирался на европейские выставки, чтобы показать свою продукцию, но там скептически смотрели на сибирские изделия. Никаких долгосрочных контрактов заключить не удавалось, хотя Игорь уверяет, что его сетки ничем не уступали аналогам из Германии или Нидерландов.

В российских столицах тоже не слишком охотно смотрели в сторону барнаульского производителя. Проще было покупать все в Европе.

Сегодня в компании Афонина китайские, турецкие, российские, корейские станки. Обслуживают их своими силами. В свете кризисов последних лет здесь никого не сокращали, а даже понемногу увеличивали штат и строили новые цеха вместе с ростом пакета заказов. Импортозамещение в этой ситуации реально сработало.

Очередные сообщения этой весны о запрете импорта сырья, оборудования, технологий в барнаульской фирме встретили спокойно. К худшему удалось подготовиться еще 8 лет назад. По словам Игоря, поучиться работать стоит у китайцев, которые стараются создавать все из ничего.

Сухой лед из Нижнего

В Балахнинском районе Нижегородской области – на родине Козьмы Минина — уже восьмой год работает и развивается уникальное для России предприятие, специализирующееся на утилизации дымогарных газов и производстве из них пищевой углекислоты и сухого льда. Продукцию балахнинского технопарка большинство россиян регулярно употребляют в составе газированной воды, пива, обедая в самолетах при длительных перелетах.

технология улавливания дымогарных газов и их последующей переработки в пищевую продукцию отмечена множеством наград и премий. Из последних — победа в конкурсе «Green Tech» Фонда «Сколково» и премия национального экологического фонда имени В.И. Вернадского.

О рецептах выживания компании в условиях санкций нам поведал исполнительный директор Роман Цыбин.

«Работу нашей установки проще всего сравнить с бытовым пылесосом, но это большое упрощение. Мы забираем газ с точки его выхлопа, передаем на установку по переработке. В ней углекислый газ вступает в химическую реакцию, очищается от примесей и переходит в жидкую фазу.

На выходе получаем пищевую углекислоту, а в атмосферу выбрасывается чистый азот и кислород – естественные компоненты воздуха.

фото: Global Look Press

В нашей технологии, разработанной совместно с Нижегородским политехническим университетом, мы изначально нацеливались на полностью отечественные компоненты, чтобы не зависеть от западных поставщиков.

В установке 90% – это отечественные компоненты, но 10% решений на российском рынке либо не представлены вовсе, либо не в состоянии конкурировать с западными аналогами по стоимости, эффективности и габаритам. В частности, мы говорим о компрессорах и катализаторах.

До февраля 2022 года у нас были налажены партнерские отношения с немецким производителем. С введением санкций все контакты немецкая сторона с нами оборвала в одностороннем порядке. Нам даже отказались возвращать аванс за оборудование – 80 тысяч евро», – рассказал Цыбин.

Сегодня он не скрывает, что в марте-апреле 2022 года ситуация была близкой к отчаянию. «Импортному оборудованию требуется регулярное техническое обслуживание, запасные части. Мы начали активно искать поставщиков в странах, независимых от политики США и Евросоюза. Наладили контакты с промышленниками Индии, Китая и представителями арабских стран. Замену импортным катализаторам разрабатываем сами с российскими партнерами.

С компрессорами всё сложнее – разработать аналог в разумные сжатые сроки просто невозможно. Решение нашлось путем «параллельного импорта». Там невероятно сложная логистика: оборудование пересечет границы, как минимум, пяти стран. заказ сделали, сейчас ждём поставки. главное, что под санкциями мы сумели сохранить все рабочие места и заработные платы», – отметил предприниматель.

А вот некоторые соотечественники оказались «страшнее» санкций.

«Мы подали в нижегородскую газораспределяющую организацию-монополист заявку на увеличение объема поставляемого на наше предприятие природного газа. По технологии требуется строительство участка надземного газопровода протяженностью 86 метров. В 2015-м мы строили основной газопровод протяженностью 5,5 километров за 37 млн рублей. Знаете, сколько с нас запросила газораспределяющая организация за 86 метров нового газопровода? Я бы сам не поверил, если бы не увидел официальный ответ – 29 млн рублей. За семь лет стоимость метра выросла в 50 раз! понять это невозможно.

Наш случай не единичен. Одному предприятию на Бору (городской округ в Нижегородской областиприм. ред.) в 2021 году озвучили стоимость технических

условий за присоединение к газу в 600 тыс. рублей, а в 2022 году эта стоимость возросла до 1,2 млн!

Малые предприниматели и так не в состоянии конкурировать с госкомпаниями, вынуждены каждый раз искать новые рынки и технологии, пока туда не добрались государственные Корпорации. А с такой политикой отечественных компаний-монополистов никаких западных санкций не надо, чтобы подорвать экономику частного бизнеса», – подвел итог Роман Цыбин.

Автопрокат в Крыму

С 24 февраля, когда началась спецоперация на Украине, был введен режим временного ограничения полетов на юге России. Это негативно сказалось как на туристическом секторе Крыма, Краснодарского края в целом, так и на динамике продаж в сфере автопроката, рассказывает предприниматель, гендиректор сети автопрокатов в России и за рубежом Дмитрий Матвеев.

фото: Global Look Press

По его словам, очевидно, что люди стали не так уверены в будущем, поэтому максимально экономят средства. Это привело к снижению среднего чека на прокат автомобилей и большей востребованности самых бюджетных предложений.

«Наложенные на банковский сектор санкции привели к прекращению сотрудничества с партнеров, с которыми стало невозможно производить взаиморасчеты. Однако большинство компаний приспособилось к этой ситуации и нашли альтернативные способы платежей, – говорит Матвеев. – После происшествия на Крымском мосту (взрыв 8 октября 2022 года«МК») на некоторое время сократилась доля аренды автомобилей с перемещением между Крымом и Краснодарским краем. Эта тенденция сохраняется до сих пор.

Наиболее остро стояла проблема во время проведения мобилизации, когда арендаторы не были уверены, что смогут выехать за пределы региона».

Для того, чтобы выйти из сложившейся ситуации, в первую очередь, предприниматель снизил стоимость услуг до уровня ниже рыночных. Это позволило увеличить количество заказов по минимальным чекам и стимулировала запросы на средний ценовой сегмент, который стал ближе к «эконому».

«Применение промокодов на определенные направления и сезонные акции также привлекают людей, которые хотят сэкономить на отпуске или командировке. Совместные акции с партнерами и расширение партнерской сети увеличили лояльность существующих клиентов, которые, может быть, и не планировали изначально пользоваться нашими услугами», – отмечает предприниматель.

В сфере аренды машин сейчас низкий сезон, но, благодаря комплексным мероприятиям по повышению лояльности клиентов, расширению географии работы, совместной активности с партнерами компании все же удалось улучшить показатели за год на 25-30%.

«Планируется дальнейшее расширение партнерской сети в смежных областях, увеличение видимости в банковском секторе (через активное внедрение кешбека и скидок для клиентов банков). Также есть надежда, что следующий летний сезон будет более успешным, обстановка стабилизируется, а люди привыкнут к существующим ограничениям», – заключает Матвеев.

Страйкбол в Хабаровске

Идею своего бизнеса Аркадий нашел в хобби: серьезно увлекся страйкболом – военно-тактической игрой, ведущейся с помощью пневматики.

«Практически все снаряжение, доступное на Дальнем Востоке, на тот момент производилось в Японии, – рассказывает предприниматель. – С Интернет-магазинами дела обстояли примерно никак. оружие, расходники, запчасти, батареи доставали через друзей, знакомых. Я еще тогда подумал, что магазин здесь – это верная прибыль».

Однако воплотить свою мечту Аркадий смог только в 2017 году. Стартовым капиталом стала квартира – наследство от умершей родственницы. На деньги от продажи недвижимости он открыл небольшой магазинчик.

«Торговали в основном расходниками и боезапасом, – продолжает предприниматель. – Модели оружия дорогие, а покупают их редко, смысла закупать модели целиком не было. А страйкбольные шары, гранаты, пиротехника – всегда нужны. Доход был небольшой, но стабильный.

Кроме «японцев» стали завозить еще китайскую и тайванскую продукцию. Она дешевле в несколько раз, пусть и в ущерб качеству. Доступность вызвала приток новых спортсменов, выросла выручка».

В период пандемии Аркадий пересмотрел политику компании, и как многие другие, ушел в Интернет. А вот магазин внезапно стал не нужен. Из офлайна Аркадий оставил только арендованное место на теплом складе. Для обслуживания Интернет-магазина пригласил сотрудника себе на замену. Вышла неплохая экономия – только на аренде и зарплате — почти 200 тыс. рублей.

Высвободившиеся средства вложил в оборот. Ряд позиций Аркадий закупал оптом с приличной скидкой и отгружал заказчикам со склада в Хабаровске. Это стало конкурентным преимуществом – клиентам понравилась оперативность доставки.

«После начала спецоперации Япония, по понятным причинам, закрыла для нас страйкбольную отрасль, – рассказывает бизнесмен. – Мне повезло. Еще зимой, перед началом страйкбольного сезона, я заказал большую партию товара. И смог выполнить обязательства перед заказчиками. Репутацию сохранил, но проблему нужно было решать.

Я принялся искать новых поставщиков. Советовался с коллегами из других регионов, с друзьями-предпринимателями. Иногда руки опускались, но я упорный. И все разрешилось. Осенью Китай наконец-то ослабил карантинные ограничения, дал добро на грузоперевозки. Повернулся обратно к ним, восстановил старые связи с партнерами. Работаем».

Покупателей меньше не стало. Страйкбольное сообщество, по словам Аркадия, участвует в общественной жизни города. Как результат – приходят новые люди, которым требуются экипировка и снаряжение. И все же бизнесмен признается, что никакой уверенности в будущем у него нет, слишком все сейчас нестабильно. Но и сдаваться не собирается – нет у спортсменов такой привычки – сдаваться, а страйкбол с 2020 года в России официально признан видом спорта.

Источник

Столото

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

[an error occurred while processing the directive]