Назван самый эффективный в зоне спецоперации род войск - НОВОСТИ ГОРОДОВ
Home » Политика » Назван самый эффективный в зоне спецоперации род войск

Назван самый эффективный в зоне спецоперации род войск

1 октября в Российской армии отмечают день Сухопутных войск. Это самый многочисленный вид Вооруженных сил. Артиллеристы, танкисты, мотострелки находятся на передовой с самого начала специальной военной операции. О роли Сухопутных войск в современных боевых действиях, о новых тенденциях в их оснащении и вооружении «МК» рассказал ведущий военный эксперт, редактор журнала «Арсенал Отечества» Алексей Леонков.

— Основную часть боевых задач в ходе спецоперации на Украине приняли на себя Сухопутные войска. Какие из родов войск — артиллеристы, танкисты, войсковая ПВО, мотострелки — проявили себя наиболее эффективно?

— Сухопутные войска у нас основной вид Вооруженных сил. Мы все-таки сухопутная держава, хотя имеем выход к трем океанам. Основные потенциальные театры военных действий у нас все равно находятся на суше. Танки, артиллерия, бронетехника, различные виды систем залпового огня, комплексы войсковой ПВО, а также части армейской авиации — весь этот арсенал Сухопутных войск прикрывает действия остальных войск в любых боевых действиях.

В специальной военной операции основной боевой вклад в поражение целей вносит все-таки артиллерия. Если смотреть на пораженные объекты и уничтожение боевой силы противника, то главной силой, обеспечивающей ведение боевых действий как в обороне, так и в наступлении, остается артиллерия.

— Часто можно слышать, что российские артиллерийские системы слишком старые, возрастом 30–40 лет. Они не дают высокой точности. Можно повысить их эффективность?

— Понятное дело, что этот род войск модернизируется достаточно медленно. Снаряд, ствол — вещи, появившиеся еще до Первой мировой войны. Они ранжировались по калибрам, длине ствола и т.д. При этом основное направление совершенствования — достижение высокой точности стрельбы. Это важно, так как если мы, к примеру, ведем подавление некоего укрепрайона обычными снарядами, то расход у нас составляет порядка 300–400 снарядов на цель. А если ведем обстрел высокоточными боеприпасами, то расход от 30 до 50 снарядов, в зависимости от характера цели. То есть высокая точность как раз является той ступенью, на которую переходят данные артиллерийские системы.

Не стоит забывать, что помимо высокой точности повышается автоматизация этих систем. К примеру, у нас имеется самоходная артиллерийская установка «Коалиция-СВ», которая в отличие от самоходки «Мста-С» имеет полностью необитаемую автоматизированную башню. Во многом благодаря этому вопрос высокой точности на этом виде техники решен.

Необходимо и другую артиллерийскую технику доводить до такой же степени точности. например, в системах залпового огня у нас есть разработка под названием «Торнадо-С». Она работает в так называемом разведывательно-ударном контуре, где целеуказание ей обеспечивают беспилотники.

хотелось бы как раз поподробнее о беспилотниках. Спецоперация показала, что нужно принципиально увеличивать количество разведывательных и ударных беспилотников в тактическом звене Сухопутных войск. Что для этого сейчас делается?

— Если у противника развитая система ПВО, то лучше увеличивать число разведывательных беспилотников, которые способны вести разведку, не попадая в зону действия ПВО противника. Ударные беспилотники тоже, безусловно, эффективны, но при условии, что район их боевой охоты не перекрыт различными комплексами ПВО ближнего и среднего действия, включая переносные зенитные комплексы.

У беспилотников, при всей их эффективности, есть ряд серьезных недостатков.

Во-первых, на них отсутствует опознавательная система «свой-чужой», и потому «под раздачу» могут попасть как беспилотники противника, так и наши собственные, что, кстати, в зоне спецоперации происходило не раз.

Во-вторых, на беспилотниках нет систем предупреждения о том, что на них наводится комплекс ПВО. Оператор не может определить момент, когда беспилотник облучает РЛС и по нему уже что-то полетело. Они этого не видят.

— Ну да, это ведь простенький летательный аппарат, он не поднимет всей этой аппаратуры?

— Конечно. В Сети есть даже такой редкий кадр, когда ракета комплекса «Тор» поражает беспилотник, а он до последнего момента продолжает видеосъемку.

В-третьих, чем сложнее беспилотник, а ударные беспилотники — как раз сложная система (я не беру квадрокоптеры, которые просто сбрасывают на голову противника гранату), тем больше их уязвимость от средств радиоэлектронной борьбы — РЭБ.

И четвертый фактор, влияющий на уязвимость беспилотников, — их небольшая скорость. 50–100 километров в час против зенитных ракет, развивающих скорость свыше километра в секунду, не оставляет им никаких шансов на выживание. Посмотрите хотя бы статистику того, сколько на Украине мы посбивали таких беспилотников — более двух тысяч.

Поэтому развитие беспилотных систем для артиллерийских комплексов должно учитывать все это.

— Хорошо, а как тогда вы могли бы в целом оценить уровень войсковой разведки?

понятие «войсковая разведка» — это разведка, которая осуществляется специальными группами разведчиков. Они действуют на высоком уровне профессионализма. При этом, к сожалению, несут потери в ходе спецоперации.

Чтобы этого избежать, необходимо развивать не столько войсковую разведку, сколько именно воздушную разведку. Она состоит из двух компонентов: беспилотная авиация и самолеты-разведчики.

До 2008 года подразделения беспилотной авиации входили в состав ВВС России. Потом их оттуда вывели и раздали по разным родам и видам войск. В результате мы получили то, что имеем сейчас: «зоопарк» из различных комплексов, где ни один «зверь» так и не стал крупносерийным.

Нет общего стандарта. Каждый род и вид войск делал беспилотник под себя. Технические характеристики, которые подходили одним войскам, абсолютно не соответствовали требованиям других.

Кстати, представители Минобороны недавно говорили, что, несмотря на то, что у нас такое разнообразие дронов, оно не дает такого эффекта, который необходим. В результате операции по подавлению и преодолению системы ПВО противника сейчас решаются слишком большой ценой.

К тому же противник на той стороне применил хитрую тактику. Объединил свою ПВО в информационную сеть. В результате их РЛС работают в пассивном режиме, но когда наши самолеты заходят на цель, они включаются, и их комплексы бьют с близкого расстояния. Бортовые комплексы обороны самолета не успевают срабатывать, и мы несем потери, летчики попадают в плен.

— Чтобы стать незаметными, наши летчики стараются летать как можно ниже?

— Да. Такие низковысотные скоростные полеты как раз и позволяют выполнять боевые задачи без потерь. Но стоит только дать самолету подняться на большую высоту, это приводит к тому, что он становится мишенью для различных комплексов ПВО. То есть вопрос в том, что без систем разведки, где в комплексе работают беспилотник и самолет-разведчик, эффективно решать задачи в будущих войнах станет невозможно.

— Из этого сделаны какие-то выводы? задачи промышленности уже поставлены?

— Недавно я был на предприятии (не буду его называть), которое занимается беспилотными летательными аппаратами, и видел, что изменения в конструкции беспилотников уже сделаны. Выпускаются уже совершенно другие аппараты. Так что «работа над ошибками» уже сделана.

— Многие эксперты очень неплохо отзываются об эффективности нашей войсковой ПВО, которая довольно хорошо себя проявила во время спецоперации. Особенно комплексы «Тор» и «Бук». В каком направлении эти войска будут развиваться дальше?

сейчас их развитие идет в направлении, когда совершенствуется взаимодействие комплексов «Top» и «Бук» в одном информационном пространстве. Есть такая станция под названием «Купол». Она может передавать целеуказания как «Буку», так и «Тору».

Дело в том, что противник может применить тактику использования роя дронов, за которым идет реальный авиационный комплекс. На отдельных участках линии боевого соприкосновения эта тактика была им опробована. То есть вначале летели дроны, а за ними уже самолеты, которые пытались наносить удары, не входя в зону действия нашей ПВО. Но эта тактика у них провалилась.

Другую тактику они использовали, когда стреляли американскими реактивными снарядами HIMARS. То есть вначале запускали свои ракеты системы залпового огня, стреляли «Точкой-У», и за ними следом шли HIMARS. В большинстве случаев эти их массированные атаки были сорваны.

В зоны, которые подвергались наиболее частым атакам, были введены комплексы «Тор-М2». Они имеют 16 направляющих, то есть 16 ракет. А также «Бук-М3». Они могут стрелять двенадцатью ракетами, установленными на пусковой установке, и на боевой машине располагается еще шесть ракет. То есть за один раз комплекс способен выстрелить 18 ракетами, одновременно поражая все цели.

— И работают оба этих комплекса в едином контуре боевого управления?

— Да, и дальнейшее развитие войсковой ПВО связано с тем, что они будут сопрягаться не только между собой, но и с такими комплексами, как С-300 и С-400, чтобы распределять цели большой дальности. Дальнобойные будут работать, к примеру, по самолетам-носителям, а комплексы «Бук-М3», «Тор-М2» или такая система, как C-350, смогут выполнять задачи по поражению различных маневрирующих целей, в том числе прикрывая те установки ПВО, которые, к примеру, находятся в режиме перезарядки.

— А какая в процессе спецоперации в целом высветилась тенденция развития Сухопутных войск? Какие направления уже просматриваются?

— Я думаю, что развитие идет в сторону батальонных тактических и бригадно-тактических групп, штурмовых подразделений, которые будут специализироваться на штурме укрепрайонов для ведения боев в городских условиях. думаю, здесь у нас наблюдался некий пробел, дефицит такого рода подразделений и специалистов.

Другое направление — насыщение подразделений тактического звена беспилотниками малого размера, вертолетного и самолетного типов. Это необходимо для обеспечения работы в тактической зоне для целеуказания, допустим, минометным подразделениям, артиллерийским установкам и так далее.

Получит свое развитие комплекс войсковой разведки, управления и связи «Стрелец». Я видел уже образцы.

Самолеты тактической авиации и вертолеты будут оснащаться комплексами СВП-24 «Гефест», которые позволяют им применять обычные бомбы, делая их высокоточными.

вопрос целеуказания с земли будет решен, задачи будут распределены на всех участников общевойскового боя, что упростит задачи огневой поддержки. А так как штурмовая и бомбардировочная авиация действуют в интересах Сухопутных войск, то установка «Гефеста» повысит боевую эффективность наших армейских соединений.

Развитие получит бронетехника. Конкретно — нужна установка динамической защиты, в том числе на легкобронированную технику — БМП и БТР.

В современном бою легкобронированная техника на поле боя не всегда себя оправдывает, у противника слишком много средств поражения, которые могут ее повредить. Это и противотанковые ракеты вроде «Джавелинов». Они с трудом поражают наши танки, но БМП и БТР поражают. Это надо учитывать.

Ну и самое главное — это, безусловно, развитие автоматизированных систем управления войсками, чтобы любой военачальник видел реальную картину и мог в соответствии с ней принимать решения для тех подразделений, которые ведут бой под его командованием. главное здесь, чтобы тактика была направлена на взаимодействие различных подразделений на поле боя.

— А связь?

— Однозначно нужно совершенствовать. Мы столкнулись с тем, что на Украине противник применяет высокоскоростные системы связи технологии 5G, которые позволяют ему не только передавать какую-то речевую и другую информацию, но и транслировать различные тактические данные, которые выводятся на боевые планшеты. Ими оснащены командиры подразделений.

Для нас это тоже одно из приоритетных направлений. Необходимо, чтобы командир начиная с уровня взвода полностью видел окружающую обстановку и мог скрытно в режиме реального времени передавать команды, отправлять любые запросы далее по цепочке.

Не менее важно заниматься тем, что связано с экипировкой военнослужащих. А также совершенствованием различных видов боеприпасов.

сейчас тенденция развития боеприпасов идет в сторону высокоточного вооружения, так как использование такого рода боеприпасов сокращает не только финансовые расходы, но и резко повышает боевую эффективность.

Ну и, понятное дело, вопрос развития комплексов РЭБ и радиотехнической разведки в войсках. Он тоже должен быть в приоритете, так как мы в любом случае будем иметь дело с высокотехническиразвитым противником. А потому все ротные и бригадные тактические группы, усиленные полки и дивизии должны иметь в своем распоряжении весь инструментарий под решение конкретных задач.

сейчас идет частичная мобилизация. Основная часть мобилизованных придет, видимо, в Сухопутные войска?

— Да. Именно потому, что вся тяжесть этих семи месяцев операции легла как раз на сухопутчиков — танкистов, артиллеристов, стрелков, специалистов ремонтных батальонов и всех тех, кто обеспечивает боевые действия Сухопутных войск.

— Какие специалисты сейчас больше всего там требуются?

— Очень востребованы авиационные и артиллерийские наводчики.

— Но вряд ли мобилизованных сразу отправят на передовую?

— Нет, конечно. Их не должны отправлять сразу на передний край, тем более в обособленные подразделения, которые состоят только из резервистов.

Этими людьми могут быть доукомплектованы уже действующие воинские подразделения. В годы Великой Отечественной войны была такая хорошая практика, когда доукомплектованные подразделения отводились в тыл. Отцы-командиры занимались там боевым слаживанием прибывших новобранцев, а опытные бойцы получали часы отдыха. На все это отводилось от недели до двух. Затем полностью укомплектованные подразделения, снаряженные боекомплектом, возвращались на линию боевого соприкосновения и приступали к выполнению задач. Надеюсь, и сейчас это будет так.

Хотя я допускаю, что могут быть перекосы. К сожалению, без этого у нас не проходит ни одно событие. Я надеюсь, что с этими перекосами будут очень быстро разбираться, так как на кону жизни людей. В том числе тех, кого мы будем освобождать. И чем быстрее и профессиональней мы это сделаем, тем больше мы сохраним жизней.

ОТ РЕДАКЦИИ

Журналисты «Московского комсомольца» от души поздравляют личный состав и главкома Сухопутных войск генерала армии Олега Салюкова с наступающим праздником. Желаем побед и успешного выполнения всех боевых задач.

Источник

Столото

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

[an error occurred while processing the directive]