Военные обозреватели разобрали дискуссию вокруг потерь в Павловке - НОВОСТИ ГОРОДОВ
Home » Политика » Военные обозреватели разобрали дискуссию вокруг потерь в Павловке

Военные обозреватели разобрали дискуссию вокруг потерь в Павловке

Почти всю последнюю неделю неоднозначная информация приходила с угледарского участка линии боевого соприкосновения. В поселке Павловка, где действовала бригада морской пехоты Тихоокеанского флота, шли жестокие бои. В Сети появлялись сообщения о потерях среди морпехов. В ситуацию пришлось вмешаться губернатору Приморского края Олегу Кожемяко, к которому обратились его земляки-морпехи.

фото: Кадр из видео

О том, что российские войска начали наступление на этом участке, стало известно еще 30 октября. Тогда сообщалось, что удалось вклиниться вглубь обороны ВСУ более чем на три километра. В то же время ряд военных экспертов, например, комбат Александр Ходаковский, обращали внимание на сложность положения наших войск в Павловке.

Этот населенный пункт находится ниже соседнего Угледара, который остается под контролем ВСУ. Противник имеет возможность просматривать все, что делается в Павловке и на подходах к ней и вести прицельный огонь по выявленным целям.

«В Павловке продвинулись, насколько смогли, и оказались в заложниках у распутицы и высоты над уровнем моря… Собственно, не сама Павловка непроходима, а пути подхода к ней. Это километры пересеченки, наблюдаемые противником, по которым подвоз всего жизненно необходимого ползёт, а не проскакивает, как это положено относительно открытой местности. А противник не наблюдает, как вы понимаете, молча, а работает артиллерией», — отметил Ходаковский. 

Кроме того, по его словам, на данном участке у нас пока не так много резервов и поддержки артиллерии для того, чтобы развивать наступление в сторону Угледара. Все это могло создать нам проблемы при занятии Павловки.

Военкор Александр Сладков, в свою очередь, вспомнил, что за несколько дней до наступления сам был  на подступах к этому рубежу. Но, по его словам, у российских военных было четкое понимание, что сверху «ВСУ могут сразу открыть огонь». Кроме того, военкор обратил внимание на «добротные оборонительные сооружения», что вызывало «большое уважение к командирам и к инженерам».

На ситуацию в Павловке утром 7 ноября отреагировал глава Приморского края Олег Кожемяко, к которому за помощью обратились бойцы. Он попросил прокуратуру проверить информацию, но не исключил, что «письмо» может быть «вбросом со стороны противника».

Он также сообщил, что связался с командирами морпехов, которые находятся на передовой с самого начала операции. «Наступаем жестко, да потери есть, но далеко не такие», — передал слова боевого командира чиновник, отметив, что по его данным, «потери приморцев значительно преувеличены».

А чуть позже появилось официальное сообщение Минобороны РФ, в котором опровергались сообщения блогеров о бедственном положении бойцов 155-й бригады морской пехоты. Подразделения этой бригады, как отметили в военном ведомстве, более десяти суток ведут эффективные наступательные действия на угледарском направлении. Продвижение вперед бригады — до пяти километров в глубину украинских оборонительных позиций.

Подчеркивается, что «потери морпехов за данный период не превышают 1% боевого состава и 7% ранеными». Значительная часть раненых, согласно данным, уже вернулись в строй.

В Минобороны отметили  грамотные действия командиров подразделений. Потери противника — ВСУ и иностранных наёмников — на этом участке,  как говорится в сообщении, в среднем составляют 7 к 1. На  отдельных участках 9 к 1 в людях и технике.

Комментируя ситуацию вокруг Павловки, военнослужащий и блогер Максим Фомин, который ведет канал «Владлен Татарский», обратил внимание на то, что, обсуждая потери, общество таким образом, помогает противнику делать определенные выводы.

«Как мне кажется, это разглашение тайны — когда мы открыто об этом говорим. Противник, несмотря на все разведданные, до конца не имеет точных представлений о потерях, состоянии войск. И чем больше он подтверждений получает, тем информация становится более достоверной… например, мне влетало просто за фотографирование вывески с привязкой к чему-либо, мне говорили, что я разглашаю военные тайны», — отметил блогер.

Военный эксперт Владислав Шурыгин также отметил: «любое раскрытие числовых значений» является разглашением военной тайны. «Обозначенные потери — это потери за какой срок? За всё время наступления, за сутки, за конкретный бой? И каждый ответ многое меняет. Наступать на эшелонированную оборону хорошо обученного и подготовившегося к обороне противника — это одна из самых сложных боевых задач. Выполнить её без потерь — это из раздела чудес. И потому цифра…  сама по себе ничего не значит. Нужна численность суточных потерь и, соответственно, наложенная на результаты наступления. Тогда картина будет более объективная».

Шурыгин не исключил, что «письмо морпехов» может быть определенным инструментом в информационной войне. «Мне не очень понятно, как письмо, отправленное лично губернатору Кожемяко, оказалось в открытом доступе? Его изначально вбросили в информационное поле или это утечка? И если этот вброс был сознателен, то это уже и не совсем письмо, а информационная операция, со всеми вытекающими, а если утечка, то кто за ней стоит?», — задал он риторический вопрос.

эксперт напомнил, что «работать на врага, выворачивая прилюдно свои проблемы наизнанку — преступно».

Источник

Столото

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

[an error occurred while processing the directive]