Мать мальчика-инвалида рассказала о школьном буллинге: называют калекой и превращают в изгоя - НОВОСТИ ГОРОДОВ
Home » Общество » Мать мальчика-инвалида рассказала о школьном буллинге: называют калекой и превращают в изгоя

Мать мальчика-инвалида рассказала о школьном буллинге: называют калекой и превращают в изгоя

В нашем обществе много говорят о необходимости и пользе инклюзивного образования. Но на поверку эта идея не выдерживает испытания практикой. Все чаще можно услышать истории о неприятии «не таких, как все» детей одноклассниками, и, что еще хуже, учителями. О травле и унижениях своего ребенка с тяжелым диагнозом, четвероклассника Вадима в гимназии г. Люберцы нам рассказала его мама Ольга Иженякова.  

Напомним: инклюзия – это такая организация процесса обучения, при которой все дети, независимо от их физических, психических, интеллектуальных и иных особенностей включены в общую систему образования и обучаются вместе со своими сверстниками в одних и тех же общеобразовательных школах. В школах таким детям должны оказывать необходимую специальную поддержку.

10-летний Вадим Кузнецов – очаровательный улыбчивый мальчуган – инвалид с рождения. Его диагноз – спинномозговая грыжа. Мальчик родился с горбиком, который потом убрали с помощью операции. мама Ольга воспитывает сына одна.

Ухаживать за таким ребенком – тяжкий труд. До шести лет Вадим был колясочником, и только его мама знает, сколько усилий ей стоило поставить его на ноги. Они лечились за границей и в разных городах России. И сейчас они ездят на снятие или устранение симптомов и проявлений того или иного заболевания»>лечение в институт детской травматологии и ортопедии в Санкт-Петербурге им. Турнера каждые 3-4 месяца.

– Врачи говорили, что он не сможет никогда ходить. Но я им сказала: коляска нам не нужна! – рассказывает Ольга. – сейчас походка у него паралитическая, но он ходит сам! Самостоятельно он пошел 28 августа 2018 года. Я сначала не поверила своим глазам. Увидела утром, как он взобрался без посторонней помощи на тренажер. Я хорошо помню эти дни. У него пошел <span class="wp-tooltip" title="Кровь — внутренняя среда организма по ногам, а до этого они были холодные, как ледышки, и безжизненные. И вдруг стали теплыми. Я первое время каждую ночь просыпалась и проверяла. Я и сейчас щупаю его ножки среди ночи, уже на автомате. Теплые, теплые, думаю я, и, счастливая, засыпаю…

Есть у Вадима и другие проблемы, которые связаны с основным диагнозом, – урологические. У него маленький мочевой пузырь и маленький кишечник. Мальчик вынужден ходить в памперсе, в школе у него есть персональный тьютор, который регулярно их меняет. Недавно ему провели операцию по увеличению объема мочевого пузыря. Если бы ее не сделали, могли отказать почки и началась бы интоксикация организма.

Вадим

мама добилась, что губернатор Подмосковья выделил им федеральную квоту на сложнейшую операцию на спинном <span class="wp-tooltip" title="Мозг — центральный отдел нервной системы человека и животных, которая предстоит ее сыну уже в декабре. Это будет «реконструктивно-пластическая операция на костях таза верхних и нижних конечностей», проще говоря, ребенку, как роботу, будут «вшивать» устройства, чтобы он мог ходить.  

Ольга рассказала, что, когда Вадиму было 6 лет, врачи отвели ему всего несколько месяцев. Но маме буквально удалось вернуть ребенка к жизни.

– Он сейчас активный, бойкий, – говорит Ольга. – К своему первому юбилею – 10-летию – окончил трехлетнюю музыкальную школу по классу аккордеона, получил свою первую корочку. Углубленно занимается русским языком, ему это нравится. Я стараюсь его развивать, вожу в театры… Он мне говорит: «Я пойду в армию!». Я отвечаю: пойдешь, только подожди, когда тебе исполнится 18.

После того, как в 2018 году Вадим встал на ноги, мама решила отдать его в детский садик. В одном с нее потребовали денег за то, что нянечка будет ухаживать за ребенком (требовалось расшнуровывать и зашнуровывать специальные ортопедические ботинки), а уже во втором саду, куда мама его перевела, к нему отнеслись очень доброжелательно и во всем помогали.

В семь лет мальчик отправился в первый класс в Гимназию № 1.

– Я искала школу, и мне сразу очень понравилась директор Наталья Николаевна, – говорит Ольга. – Но через полтора года она ушла на повышение. Не могу ничего плохого сказать про нынешнего директора, но ее никто не слушается. Она подходит к нам иногда, интересуется, как дела

Несмотря на тьютора, который помогает Вадиму в школе, атмосфера в классе царит напряженная, и создает ее, по словам Ольги, их классный руководитель Сажнева Диана Андреевна.

– Учительница не принимает сына и всячески подчеркивает его инаковость, – утверждает Ольга. – Умышленно делает из него изгоя.

Конфликт с классным руководителем начался с первого класса. Как рассказала мама, они с Вадимом спешили в школу, и педагог им сказала: «Бежите, бежите!». А Вадик ее поправил – надо говорить «бегите». В втором классе учительница запретила ребенку ходить на кружок по ментальной арифметике, заявив, что математика – «это не его».

Педагог, по словам Ольги, забывает, что учеба у Вадима сопряжена с тяжелым восстановление здоровья»>лечением. Мальчик наблюдается в нескольких лечебных учреждениях, они с мамой постоянно ездят на процедуры и болезненные обследования, которые под наркозом делать нельзя, и ребенок кричит от <span class="wp-tooltip" title="переживание…

– Меня просто убивало, когда Вадим после пункции, болезненной процедуры, приходил из школы с двойками. Я много раз просила учительницу – не ставьте ему двойки сразу после процедуры! Он потом сделает задание. Не спрашивайте его в тот же день. Тем более, что у него облегченная программа обучения. А так-то ведь он неплохо учится. По русскому, литературе, окружающему миру – нормально. Но она все равно двойки ставит. Иногда умышленно занижает. Бывает, что я вместе с ним делаю домашнюю работу, а она все равно тройки и даже двойки выводит. У него только с математикой трудности.

В классе то и дело происходят унизительные для моего сына ситуации, например, кто-то из детей может дать ему деньги и сказать: «Возьми, калека, все равно будешь потом побираться». Учительница на такие вещи закрывает глаза. Был случай, когда через две недели после операции по увеличению мочевого пузыря Вадима избил один мальчик. Я написала его маме, а она мне ответила: «Ну и что, что он инвалид, если он сам лезет! Он бил и будет бить, и я лично ему помогу». Я послала скрины переписки директору, она обещала разобраться, но ничего для нас не изменилось.

Последней каплей для мамы стал недавний случай, когда учительница прилюдно унизила мальчика. По окончании триместра она решила поздравить класс. Тех, кто хорошо учился (то есть, всех детей), она выставила в ряд, вручила грамоты, а Вадима одного оставила стоять по другую сторону, напротив всех детей: мол, он недостоин стоять с ними в одном ряду. При этом классный руководитель не учла, что мальчик в этом году перенес две операции и почти месяц был вынужден пропустить занятия.

– Он стоял там такой несчастный, как изгой какой-то, – рассказывает Ольга. – Когда стал рассказывать мне об этом, заплакал. Причем унижения ребенка перед всем классом учительнице показалось недостаточно, и она это фото кинула в родительский чат, чтобы все видели.  

Перейти в другую школу они не могут. Вадиму положен тьютор, а он есть только в этой гимназии. В другой класс переводить бесполезно: их классный руководитель еще и завуч школы, и мама уверена, что она Вадима в любом классе достанет.

1 декабря Ольге пришел ответ из министерства образования московской области на ее жалобу в адрес Уполномоченного по правам ребенка в Московской области. В ответе указано, что «факты некорректного поведения Сажневой Дианы Андреевны, учителя начальных классов в отношении Кузнецова Вадима подтвердились» (документ имеется в распоряжении редакции — прим.авт.)

И дальше – о принятых мерах. Директор гимназии провела беседу с учителем «о недопустимости подобных ситуаций, об особенностях образования детей с ОВЗ». Классному руководителю вынесено дисциплинарное взыскание, а на педагогическом совете учителям рассказали о работе с детьми с ОВЗ и педагогической этике в отношении обучающихся.

Считается, что призвание учителя – «сеять разумное, доброе, вечное», но добрым человека, даже педагога, насильно не сделаешь, обеспечивающий ток крови по кровеносным сосудам»>сердце или есть, или его нет. Если директору гимназии по указанию свыше приходится разъяснять своим работникам, как следует обращаться с ребенком с ОВЗ, а сами они этого не понимают, то грош цена такому учителю.

Источник

Столото

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

[an error occurred while processing the directive]