Ева Меркачева на СПЧ попросила Путина запретить кандалы: полный текст доклада - НОВОСТИ ГОРОДОВ
Home » Общество » Ева Меркачева на СПЧ попросила Путина запретить кандалы: полный текст доклада

Ева Меркачева на СПЧ попросила Путина запретить кандалы: полный текст доклада

В среду, 7 декабря Владимир Путин провел традиционную встречу с членами Совета по правам человека при президенте. На встрече выступила член СПЧ, обозреватель «МК» Ева Меркачева. Основная часть выступления была посвящена проблемам следственных изоляторов. Публикуем доклад Евы, подготовленный к встрече — на СПЧ он был озвучен с незначительными сокращениями.

фото: с видео

Справка «МК». «На 1 августа 2022 г. в российских исправительных колониях, тюрьмах и СИЗО содержались 465 347 человек. Это исторический минимум в новейшей истории! Так, например, в 1986 г. число находящихся в местах лишения свободы составляло 2 356 933 человека, в 1991 г. — 1 254 247, в 2000 г. — 1 092 000. Россия, много десятилетий занимавшая третье место в мире по тюремному населению, переместилась на пятое.

Но четверть от нынешнего тюремного населения — это люди, находящиеся в СИЗО (114 172 человека)».

«Господин президент!

Я хочу рассказать вам про СИЗО – следственные изоляторы, где люди находятся до приговора, то есть еще не признанные виновными.

В российских СИЗО много женщин, у которых дома малолетние дети. Абсолютное большинство этих заключенных подозреваются в ненасильственных преступлениях и не представляют никакой угрозы обществу. Они сидят до приговора только потому, что так удобно следствию, потому что это способ давления, лучше которого еще ничего не придумали.

В этом году я находила в СИЗО немало женщин, которые сидят там по 3 и даже по 5 лет до приговора. И это при том, что условия в СИЗО приравниваются к строгому режиму, а строгий режим не предусмотрен российских законодательством для женщин в качестве наказания.

То есть ещё не признанные виновными сидят в таких условиях, в которых не могут находиться, даже когда им дадут реальный срок. В этом юридический казус, на который указывали в этом году и некоторые сенаторы. И, тем не менее, обвиняемых в экономических и прочих ненасильственных преступления женщин в СИЗО становится только больше.

Самое страшное – страдают их дети, которые точно ни в чем не виноваты. При этом следствие в большинстве случаев не разрешает ни звонки, ни свидания с детьми. Наш законопроект (я вам о нем рассказывал на одной из прошлых встреч) о том, чтобы звонки и свидания с близкими не зависели от следователя, заблокирован силовиками.

Чтобы вы поняли весь ужас ситуации, приведу несколько примеров. У одной из женщин, владелицы туркомпании, обвиняемой в мошенничестве, которая сидит в СИЗО 4 года, ребёнок думает, что мама тяжело болеет и лечится где-то далеко, откуда и позвонить даже нельзя. У другой женщины трое малолетних детей уверены, что они не могут увидеть маму три года, потому что она улетела в Космос осваивать другие планеты…

Но в некоторых случаях дети думают, что мамы умерли или бросили их, и что они больше никогда не увидят. Повторюсь, эти женщины не совершали насильственных преступлений, они не маньячки и не грабительницы, они благополучные родительницы, у них были работа и жилье. Разлучать их, еще не признанных виновными, с детьми – разве это само по себе не преступление?!

Или вот очень показательная история. женщина всю свою жизнь проработала советником одного из ведомств, а также преподавала на кафедре университета, является профессором. Обвиняется в экономическом преступлении. У нее пятеро детей возраста 2, 4 года (инвалид), 5, 12 и 13 лет. Однако Пресненский районный Суд не смог отказать руководству ГСУ СК, и ее отправили в СИЗО. Ей угрожали арестовать мужа (он адвокат), а детей отправить в детский дом.  Недавно она узнала, что супруг действительно арестован. Дети остались без обоих родителей только потому, что следствию нужно как можно быстрее получить признательные показания.

Некоторое время назад эту преподавательницу повезли на следственные действия. Как утверждает заключенная-профессор, в машине ей сцепили наручниками руки и ноги, а между ними протянули большую тяжёлую цепь. В таком положении ее водили по улице.

Это проявлении немыслимой, невероятной жестокости. И кстати, про кандалы. В этом году мы впервые стали получать жалобы от заключенных на то, что на них надевают, кандалы. Сначала я лично даже не поверила, слишком уж фантастично это казалось. Мы же не в древнем Египте или Риме, где на рабов и преступников надевали кандалы. Но оказалось – правда! Полицейские называют их «средства ограничения подвижности «Ажур», и мы выяснили, что в этом году закуплено больше двадцати тысяч таких средств, и что недавно появилась инструкция, которая рекомендует конвойному полку их использовать.

Возможно, в случаях с террористами, серийными убийцами это оправдано. Но ведь надевают это на женщин-преподавательниц, на бизнесменов (одна такая истории я произошла в Самаре). Я прошу вас дать поручение запретить применять средства «Ажур» и подобные им в отношении женщин, предпринимателей и вообще всех подозреваемых и обвиняемые в ненасильственных преступлениях.

И поскольку затронула тему СИЗО. Считаю, что в этом году у нас настоящая катастрофа — рекордное количество смертей заключенных от болезней. Некоторые умирали прямо у на глазах, как например 25-летний тяжелобольной Сергей Лоев, обвиненный в мошенничестве. Когда я нашла его в СИЗО № 5, он уже не вставал с железных нар, «ходил под себя», но следствие и Суд считали, что он может содержаться под стражей.

И в основном все умершие были обвиненные в экономических преступлениях. Они умерли до приговора, то есть не признанные виновными.

Отдельно стоит сказать об новосибирском ученом, заведующем лабораторией квантовых оптических технологий НГУ, докторе физико-математических наук Дмитрии Колкере, у которого была последняя стадия рака, и медики установили, что возможности хирургии и химиотерапии исчерпаны. Он был задержан по подозрению в тяжком преступлении – в госизмене. Но вина его не доказана, а даже если бы была, это не давала никакого морального и законного права вывезти из больницы, отключив от аппаратов жизнеобеспечения, человека, не способного самостоятельно передвигаться и питаться. На самолёте Колкера доставили в Москву, в СИЗО «Лефортово». Там он и умер через сутки. Сложно даже представить, как он мучился эти сутки.

Но есть те, кто еще живые тяжелобольные, и они мучаются каждый день в камерах СИЗО. Слепые, безногие…

Я прошу вас:

— внести изменения в законода, прямо запрещающее арест женщин, имеющих малолетних детей, обвиненных в ненасильственных преступлениях.

— запретить арест одновременно обоих родителей

— запретить аресты инвалидов 1 группы, а также инвалидов 2 и 3 группы, если они обвиняются в ненасильственных преступлениях и если невозможно обеспечить им индивидуальную программу реабилитации в условиях СИЗО.

И еще я бы хотела передать вам отдельно доклад о происходящем в колониях в период СВО.

Напоследок у меня вопрос, который волнует многих на фоне участившихся разговоров о возврате смертной казни. Вы были противником смертной казни. Изменилась ли ваша позиция?»

По поводу смертной казни Владимир Путин заявил, что его позиция не поменялась. Глава государства напомнил, что глава КС Зорькин также недавно говорил об этом: для возвращения смертной казни пришлось бы менять Конституцию.

«Женщины с детьми… Вы потом перешли и к другим категориям. И женщин-то жалко, и, тем более, детей жалко. Но у нас есть женщины без детей и те же самые инвалиды — возникают вопросы социальной справедливости. И нужно единообразное решение в этом плане», — сказал президент.

«Если до суда человек пять лет сидит за решеткой, это явное нарушение прав человека. Мы неоднократно говорили о том, что нужно такую практику прекратить, — продолжил Владимир Путин. — Мы должны стремиться к тому, чтобы избежать крайностей. Я дам поручения Генпрокуратуре, Министерству внутренних дел, Верховному суду.

В кандалах за экономические преступления… Я не знаю даже, как это квалифицировать. Подобная практика должна быть прекращена».

Источник

Столото

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

[an error occurred while processing the directive]