Как оторвать малышей от компа и смарфтона: необыкновенные занятия - НОВОСТИ ГОРОДОВ
Home » Общество » Как оторвать малышей от компа и смарфтона: необыкновенные занятия

Как оторвать малышей от компа и смарфтона: необыкновенные занятия

Game of thrones [CPP] RU+CIS

«Творить добро на всей Земле» нас призывают достаточно нередко. В былые времена социально активные формы домашнего отдыха как-то даже напрашивались: походы, субботники, изготовка скворечников… Да и сейчас находятся люди, кто не по чьему-то велению, а по собственному хотению записались в «доброделы». Семьи, которые помогают приютам для звериных. Либо ставят летние театральные спектакли — полузабытая, но таковая нужная инициатива. Либо ведут вольный поиск затерянных в пространстве и истории строительных памятников.

фото: dszn.ru

Собачья удовлетворенность

«Мне 12 лет, я весьма желаю помогать звериным в приюте, как это создать?» — таковыми приблизительно вопросцами пестрит сеть. Детки желают быть волонтерами. Но по действующему законодательству без сопровождения взрослых ухаживать за звериными в приютах запрещено. В городские либо в личные приюты малыши допускаются опосля заслуги 18 лет. Зато совместно с родителями охотно допускают помощников хоть какого «калибра». А уж как звериные рады прогулке и общению, не обрисовать словами. Посреди сидячих в приютских вольерах полным-полно когда-то домашних животных, которые чахнут без внимания и ласки человека.

— Да, малыши сейчас могут приходить к нам лишь в сопровождении, — гласит Екатерина, волонтер городского приюта для звериных из Москвы. — И входить, соответственно, можно лишь с волонтером. Еще лет 5 вспять малыши могли получить на себя волонтерский пропуск. Приходили девчонки, школьницы, получали пропуска. сейчас эти девченки уже выросли, но до сего времени прогуливаются и помогают. Почти все стали неизменными волонтерами, кураторами и забрали к для себя не одну собаку-кошку, как это нередко бывает с волонтерами. Но мне такие меры сохранности кажутся оправданными. В приюте на данный момент приблизительно 150 собак и наиболее 50 кошек. К тому же за детками не уследишь.

Так что на данный момент в главном приюты навещают семьями. Детки самые различные — есть старшеклассники, есть совершенно мелкие, 3–4-летки. Для общения с детными семьями, ну и просто с людьми со стороны работники приютов выводят самых социализированных собак, которые отлично разговаривают с людьми. Можно с ними погулять, поиграть, погладить. Волонтеры, естественно, приводят собственных малышей.

— Моя мать помогает в нашем приюте, и я тоже хожу, — гласит 11-летняя Вероника. — Весьма принципиально не поменять время, поэтому что собаки весьма привыкают, они ожидают. Потому я верно хожу туда дважды в недельку в одно и то же время. И по праздничкам, и в летнюю пору могу уехать самое большее на недельку. Это самый большенный срок, на который меня могут подменить, чтоб ходить к «моим». У меня две собаки, Хеди и Джек. Хеди 6–7 лет, у нее лапа одна кривая, таковой уже сюда приехала. Она сама темная, гладкошерстная и достаточно большая. Ее навряд ли когда-нибудь уже заберут в семью. Глядят же на наружность. никто не понимает, какая она умная, восхитительная собака. Она даже в клеточке опекает новых всяких, она большая, малеханьких защищает. А Джек старенькый, пушистый, плохо лицезреет, прихрамывает. Он очевидно был домашним, весьма привязан к людям. Джек, наверняка, самый умный пес, которого я лицезрела. У него даже лай по интонации припоминает речь. Другими словами я понимаю постоянно, рад он, либо расстроен, либо спрашивает что-то. Да, вот так лает: «Ау?» означает, есть вопросец. Ведет меня, указывает, в чем дело. Я с Джеком и Хеди гуляю по очереди, не наименее часа с каждым. Смотрю за их здоровьем, за настроением и, если что не так, показываю волонтерам. Кормить собак нам не разрешают, я приношу вкусняхи для всех, и моим тогда тоже достается.

Ника гласит, что когда она была меньше, рвалась к собакам любой денек. Но позже сообразила, что у нее еще есть учеба (совокупность организованных мероприятий, направленных на получение знаний, умений, приобретение опыта), помощь маме, остальные дела и обязанности, потому нужно планировать график. Просто если ходить любой денек — собаки будут любой денек ожидать. Не придешь, они могут заскучать и даже захворать от этого. лучше напрасно не обнадеживать…

— К нам нередко стали приходить предки, чьи малыши требуют подарить им собачку либо кошечку, — продолжает волонтер Светлана. — Предки наглядно демонстрируют им, что звериные не игрушки. Что нужно за ними ухаживать, подкармливать, гулять, вылечивать и так дальше. Что у звериных есть чувства и недозволено их стимулировать. Как одна мать здесь произнесла: «Если тебя укусят, будешь сам повинет, а не собака». Но, естественно, и взрослые сами время от времени не представляют, сколько внимания необходимо, сколько денег… Бывает даже, что семьи не по одному разу приходят, задумываются. Позже уже берут собаку, часто не ту, которую избрали по фото. Но есть и такие, кто не решается завести, зато к нам прогуливаются помогать на неизменной базе. Я могу лишь приветствовать такое отношение. Непременно нужно поначалу приглядеться, поразмыслить, можно ли взять на себя ответственность за живое существо.

По словам служащих приюта, достаточно большенный поток добровольческих помощников составляют и те люди, кто любит звериных, но по каким-то причинам не может их взять в дом. Неловкий рабочий график, стесненные жилищные условия, аллергия у кого-либо в семье либо просто «супруг не желает, супруга желает» — бывает всякое.

фото: Соцсети

Мы все рыжеватые

— Наш приют на «Бабушкинской» успешно размещен, потому у нас постоянно много гостей, — ведает волонтер другого столичного приюта для звериных Валерия. — И в летнюю пору, наверняка, даже больше народу приходит, сотки человек в недельку. много студентов. А малыши, естественно, лишь с родителями. Я постоянно поражаюсь, когда они заботливо обращаются с звериными, с большенный ответственностью. Я понимаю, что к нам не идут все попорядку, что это все равно семьи, которые обожают собак и кошек. Но все равно удивляюсь любви таковой и заботе со стороны 12–14-летних, к примеру. Считается, что это тяжелый возраст, дети. Не так давно у нас дама была с 2-мя детьми. Как они с собаками общались — тихо, пристально, заботливо… Такие чувствующие, уравновешенные малыши. Продолжат ходить к нам совместно с матерью. Есть у нас еще одна неизменная семья с детками, у каких дома кошки, и они прогуливаются к нам разговаривать с собаками.

Валерия гласит, что не может выделить какую-то определенную социальную категорию — какие семьи приходят в приют почаще. Самые различные люди и по профессиям, и по вещественному положению. Но вот одна изюминка все таки есть — весьма много многодетных. Или огромные семьи в целом добрее, или квартиры не разрешают заводить домашних питомцев.

— Была у нас одна просто потрясающая семья, прямо как из книжек про Гарри Поттера, — гласит Валерия. — Все огненно-рыжие: папа, мать и трое малышей. Они пришли на выставку-пристройство звериных, в 2017 году это было. Наш приют в числе остальных звериных привез туда огромную рыжеватую собаку. Они ее узрели издалека, вцепились все в нее. И отцу собака приглянулась, но он колебался. Прогуливался вокруг да около, приценивался. Позже собака сама к нему подошла, понюхала, познакомилась. И семья решила, что это судьба. Не сходу ее взяли, в один момент же все. Поначалу они съездили в отпуск, позже несколько раз к нам в приют прогуливались, гуляли, общались с ней. Позже все-же забрали рыжеватую домой, и я понимаю, что до сего времени у их все отлично. Таковая большая рыжеватая семья… Да, в общем-то, если поразмыслить, все, кто любит звериных, — мы наиболее либо наименее одной масти. Хоть и различные.

Internetopros

«Вишневые» сезоны

Детский театр в обыкновенном дачном поселке в Калужской области появился спонтанно. Сначала, нужно признать, в идею не достаточно кто веровал. «Вот честно говоря, поначалу я помыслила: некий абсурд, нелепица, — признается мать и бабушка дачных артистов Лилия. — Какой там театр на даче? Как малыши будут играться? И тем удивительнее, что все состоялось, вышло…»

А меж тем самодеятельный летний театр под Малоярославцем переживает 4-ый сезон. В прошедшем году малыши сами выдумали для него видное заглавие — «Вишня».

— Все началось с того, что я увидела, как детские развивающие занятия по программкам нейропсихологов переплетаются с театральным тренингом, — гласит создатель инсценировок и постановщик Софья Афанасьева. — Мы с дочерью много занимались сиим в исходной школе, и много книг пришлось по теме прочесть. Артикуляционные, двигательные, пальчиковые, упражнения для развития памяти то и дело ссылаются на актерские занятия и даже на авторские театральные методики. к примеру, двигательные этюды по Мейерхольду. 2-ая причина — мне хотелось собрать малышей, чтоб у дочери возникли друзья. Она тяжело сходится. А поселок новейший, строился с нуля. Ну и вприбавок я люблю театр. И в школе, и в институте мы постоянно что-то ставили. И, будучи в гостях в стародачных поселках вроде Кратова, лицезрела у их афишки спектаклей. Там с детками ставят — почему мы не сможем?

Дали объявление о организации театра в поселковом чате. И, на удивление, оно вызвало Энтузиазм у людей. Пришло сходу около 20 артистов в возрасте от 6 до 14 лет. Позже, правда, происходили ротации, отсев, но костяк труппы из 12–14 человек неизменен.

— Первым спектаклем решили поставить «Золушку», — гласит Софья. — опять <span class="wp-tooltip" title="Единица анализа в гештальтпсихологии Обозначает целостные несводимые к сумме собственных частей образования сознания (кажущееся движение инсайт восприятие мелодии) Образование гештальтов соединено с действиями законов "расчленения незакрытый, наверняка. В школе мы желали «Золушку» поставить, но не случилось. Вприбавок это весьма популярная история. Но мы решили поставить ее по-своему.

Театральный почерк «Вишни» — эклектика и <span class="wp-tooltip" title="Экспериментальная стратегия Характеризуется тем что в нем осуществляется целенаправленное наблюдение за любым действием в критериях регламентированного конфигурации отдельных черт критерий его протекания При всем этом п, много музыки и юмора. Уже в первом спектакле звучали: песня «Пробудись и пой» (переделанная мало), музыка The Beatles и Валерий Кипелов, его «Я волен». «Царевич, который не желал жениться, стоял у нас под Кипелова так гордо, — ведает Софья. — Зрители весьма смеялись. Позже я выяснила от экспертов, таковой театральный прием именуется иллюстрация».

В общем, и далее театральное дело на даче пошло-поехало. Последующим в летнюю пору поставили «Двенадцать месяцев» по Маршаку. В этот спектакль пригодилось созодать много бутафории. здесь уже и папы, и старшие малыши подтянулись.

— Да, я сделал подставки под деревья, которые старшие малыши нарисовали на ватмане, — гласит Иван, отец 11-летней Анастасии. — Афиши старшие тоже нарисовали, две штуки, а на иной год сверстали весьма элегантные афиши в электрическом виде. А я вот топор бутафорский еще сделал, для Старенького Бойца. И так по мелочи — перо, пряник, огромную муниципальную печать из мельницы для перца… Вязанку дров еще для падчерицы и прочее.

— Я уже как Плюшкин с веревочкой, где ни бываю, высматриваю — понадобится для театра либо нет, — подхватывает Софья. — Перья страуса склоненные — кому Блок, а нам на веер пойдут. Брошка, шапка какая-то забавная, одежка… Друзья уже нарочно мне все это привозят, молвят — у тебя же театр. Целый шкаф на даче занят бутафорией и различными костюмчиками.

Папа малеханькой артистки гласит, что заняться бутафорией его сподвигнули «любовь и к детям, и к рукоделию». Но позже и он повторяет то, что молвят все предки малышей, занятых в «Вишне»: «Основное, что малыши в летнюю пору заняты, не в телефонах посиживают. Что-то новое выяснят и развиваются».

— И о талантах. Какие же способные малыши, мозгу непостижимо! — удивляется Афанасьева. — Я с детскими группами никогда не занималась, а это оказалось весьма здорово. У малышей таковая сногшибательная энергия, светлая, незапятнанная. И креатив, и желание заниматься. В весеннюю пору в поселок приеду, встречу кого-либо из их, и 1-ый вопросец: «А театр будет?» И глаза пылающие. Весьма приятно что-то созодать, когда есть таковая отдача.

Не только лишь Софья, да и почти все предки «рассмотрели» малышей. Когда вышел 1-ый спектакль, как минимум две семьи были просто ошарашены, какие у их профессиональные малыши. одна дачная артистка пошла заниматься в театральную студию — на данный момент играет там главные роли. Мальчишка ушел в театральный кружок в школе.

— С мальчуганами и мужскими партиями у нас неувязка, девченок намного больше занимается, — гласит Софья. — Так что правителей либо министров девченки играют. Есть у нас Аня, которая замечательно пляшет, занимается хореографией мастерски. Аня сейчас ставит танцы. С помощью собственной матери, которая тоже восхитительная в этом плане, гимнастикой и танцами занималась. Еще есть Лера, будущая соответствующая актриса, на мой взор. Бабушка гласит, что Лера нередко для Сети снимает различные сценки, репетирует.

В прошедшем году малая дачная труппа раздухарилась и «отдала Чехова». 4 одноактные пьесы классика поставили в два шага: «Жалобная книжка», «Лебединая песня» и «Предложение» в июле, «Свадьба» в августе. Опосля 2-ух сказок не все малыши были готовы воспринять чеховский текст, пусть и значительно приспособленный.

— Да, я позже выяснила, что недовольны были, одна девченка собиралась уйти, — гласит Софья. — очень серьезно и скучновато сначала показалось. На уроках Чехов, еще здесь пристают. Потом, как мы уже всё сыграли, малыши признали, что вышло непревзойденно.

Хотя нужно признать, что дачники Антона Павловича не пощадили ради современности. В «Лебединую песню», где старенькый актер пробуждается в театре и читает монологи, добавили не только лишь роль владельца театра, да и призраков: призрак Офелии, Станиславского и Призрак оперы. В «Предложение» — водевиль по мотивам известного некогда спектакля Иосифа Райхельгауза «А чой-то вы во фраке?», добавили роли собак Откатая и Укатая, которые танцевали «Собачий вальс». В «Свадьбе» звучали ABBA, песня из кинофильма «Кабаре», Монеточка и Борис Гребенщиков. Но все такое бесчинство поддерживали. Соседи по поселку даже дали на спектакль древний сундук — родовую Ценность. Сундук символизировал невестино приданое…

Театр играет — ветер носит

В целом в поселке все отлично относятся к тому, что на одном из участков репетирует и выступает детский театр. Все таки участки новейшие, земли не по 6 соток, а в два раза больше. Но нашлись и те, кому «шум и гам» пришлись не по место в поселке принадлежит застройщику. Он не готов дать под репетиции детского театра даже старенькый полуразваленный сарайчик. «Всё желает, чтоб мы у него эту землю приобрели», — комментируют дачники. Репетиции проходят дважды в недельку по два часа. Тем не наименее от соседей поступил категорический приказ уйти в поля и заниматься с детками там. Когда театр не подчинился, взрослые люди принялись вредить: нарочно ставить звучную музыку через колонки конкретно в то время, когда на занятия приходят малыши.

— Да, это все продолжалось два года, — ведает Софья. — Совершенно, ситуация трагикомичная, кое-где в духе Чехова и мало Булгакова. Эти соседи озлобились на нас из-за курятника, который был установлен с нарушением санитарных норм вплотную к забору, и мы настояли, чтоб они его убрали. Петушок не стал орать ночами, а подстилка пахнуть, зато обида осталась… Конфликт (наиболее острый способ разрешения противоречий в интересах, целях, взглядах, возникающий в процессе социального взаимодействия) привел к тому, что в пику нашим репетициям эти люди начали звучно включать музыку конкретно тогда, когда малыши приходили на участок. Мы передислоцировались за дом — не посодействовало. А еще понимаете, до чего же додумались? Когда у нас опосля спектакля был праздничек, мы детям пиццу заказываем и позже они пили чай, соседи через забор вызвали ассенизаторскую машинку. Конкретно в то время, когда наши малыши ели пиццу…

В прошедшем году, когда недобрым соседям пришло в голову включать матерные песни, Афанасьевой пришлось обратиться в правоохранительные органы. Лишь майор из Калуги да спец по делам несовершеннолетних смогли разъяснить несостоявшимся птицеводам их права и обязанности.

— Быть может, малыши и взаправду весьма гремят и мешают? — спрашиваю у остальных соседей.

— Мне их в 19-м году слышало было, — гласит Светлана. — Но тогда они в локдауне насиделись в изоляции, бедные. И уж как повстречались… Поорали мало.

«Время от времени ветер песни доносит, подпеваем», — гласит Татьяна. «Да, я время от времени тоже малышей слышу оттуда, — добавляет Александр, сосед напротив. — И тоже не понимаю, для чего там некий театр на даче».

на данный момент, опосля того конфликта, мы стараемся созодать все, чтоб не беспокоить ничей покой, — объясняет Софья. — Как, в общем, и ранее все время старались. У нас нет микрофонов и усилителей звука. Музыку на репетиции стараемся включать тихо, так чтоб лишь движения отрабатывать. Шумим лишь на прогонах, их бывает один либо два за лето. И уже спектакль. Полностью может быть, что это некоторый дискомфорт. Да и газонокосилка либо мотоблок гремят не меньше. Зато же от нас много полезности.

Щас споем!

— Театр мне что отдал?.. Подругу наилучшую отыскала, Машу, что еще… — мнется 12-летняя Анастасия. — Ну, забавно, забавно. Хотя мне, наверняка, больше нравится помогать, чем играться. И театр развивает память.

— Мне нравится, что мы в театре используем разную музыку и узнаем про создателей, про писателей, про которых не знали. А еще нравится выступать, — гласит 11-летняя Кристина. — Совершенно, много такового, что мы там делаем, любопытно. Этюды, когда мы кого-либо изображаем, танцы… У нас еще все роли разыгрываются, к примеру, а не назначаются. Бумажки тянем. Но если не хочешь играться, можно обменяться. Мы что-то совместно придумываем в спектакле, имена, танцы, все такое.

Детям не весьма нравятся «скучноватые моменты» репетиций, разминки, «теория», дыхательные упражнения. А завершаются репетиции хором.

— О да, финишная песня — это святое, — ведает Софья. — И по науке о <span class="wp-tooltip" title="системы животных, обычно расположенный в головном отделе тела и представляющий собой компактное скопление служащий для передачи в мозг важной для организма информаци»>нервных клеток и их отростков) — центральный отдел нервной системы человека и звериных, и для души. В «Золушке» мы пели «Аллилуйя» из Шрека. «Двенадцать месяцев» задумывались, чем бы окончить, позже я отыскала песню Виктора Цоя «Апрель». Там же жених героини — Апрель как раз. А вот в «чеховском сезоне» у нас финалки не было, и так много готовили музыкальных и танцевальных номеров. Просто выходили в конце под The Show Must Go On, кланялись различными составами, как в реальном театре. Это детям понравилось, нужно закрепить.

Совершают малыши и маленькие открытия. Им весьма «зашла» песня Гребенщикова «Под небом голубым…» и отчего-то стихотворение Фета «Бал».

— Нам на иной год задали в школе это стихотворение Фета учить, Тёма обрадовался ему как родному, — гласит бабушка 1-го из немногих участников коллектива.

— Мы все лицезреем, как поменялись наши малыши, — считает мать 14-летней Анны, Лилия. — Они стали свободнее выступать, они не страшатся выйти перед публикой. Декламация, песни — это весьма полезно. И основное, наши малыши заняты делом. Заместо собственных девайсов либо телека они читают, учат роли, поют, пляшут. Это замечательно.

— А я еще желаю добавить, — присоединяется бабушка 14-летней Алины, Татьяна Федоровна, — что любой спектакль у нас в поселке — это светское мероприятие. Мы наряжаемся, приходим на премьеру. А то бы там просидели у себя на участках и на грядках. А здесь таковой выход выходит. Реальный праздничек.

Пикник на «заброшке»

Вольный поиск, либо сталкинг, — хобби не для всех. У сталкеров есть свои клубы, общества, но часто они закрытые, попасть можно лишь по советы. Есть и свои направления. Если вольный поиск ориентирован на туннели, катакомбы и еще какие-нибудь подземелья, это уже диггерство. Приборный поиск тоже всем знаком, люди с металлоискателями наперевес. Сталкеры считают, что «копари — это раздельно». Да и снутри обыденного поиска все не так просто. Есть те, кто преднамеренно прогуливается по «заброшкам» — издавна покинутым и заброшенным зданиям, почаще всего промышленного предназначения, недостроям, шахтам, брошенным деревням и совхозам… И по военным объектам тоже, что не постоянно законно. Есть те, кто отыскивает остовы церквей, древних усадеб, остатки поселений и старых городищ, как археологи. Отыскивают даже следы древних дорог, заброшенные жд ветки, коллекторы и др. — те, что существовали на местности ранее, судя по картам. И есть сталкеры, которые больше всего похожи на героя известного романа братьев Стругацких и кинофильма Тарковского, — сами прогуливаются и водят экскурсии в «зоны», к примеру, около Чернобыльской АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор)

Вроде бы то ни было, кажется, вольный поиск и малыши несовместимы. Сталкерство кажется занятием для крепких парней, реальных одиночек интровертного типа. «А вот и нет, — утверждает Анатолий из Подмосковья. — И прогуливаются не непременно все поодиночке, мы, к примеру, постоянно компанией перемещаемся. И с детками полностью можно ходить, но на маленькие расстояния. Км на 20».

— За три года походов совместно с детками мы выработали некие свои правила, — ведает Анатолий. — Если маршрут обычный, могут выдвинуться даже 2–3 семьи с детками. Это формат маленький прогулки, так скажем. На машинках, позже пешком либо плюс велик либо байдарки — летний вариант. А вот если прогулка все-же протяженная, рассчитана на 15–25 км, то дело серьезнее. Тогда идут 2–4 парней и одна мать с детками. Припас пищи и питья, одежки, снаряжения берем двойной.

Да, матери тоже прогуливаются. У сталкеров почаще всего и семьи такие же, и знакомятся снутри собственной тусовки. Потому понятно, что из-за затянувшегося декрета дамам тоже охото вырваться. Настоящего путника постоянно тянет в дорогу.

Ура, «склад»!

— Мы когда впервой выдвинулись, Дане было 5 лет, а Але еще не было 3, — ведает Анатолий. — Тогда почти все чуток ли у виска не крутили. А предки моей супруги Маши несколько раз просто орали, что они возьмут внуков, чтоб мы шли куда угодно… естественно, мы тоже колебались. Но весьма серьезно подготовились, взяли 2-ух надежных друзей, все точки раз 10 вымеряли. И в апреле пошли…

фото: alex-avr2.livejournal.com

Поздняя весна и ранешняя осень — золотой сезон сталкера в средней полосе. Еще либо уже не холодно, не влажно и нет травки. На земле все видно. 1-ая же «детская» экспедиция прошла удачно. Отыскали две опустевшие деревни и в одной — развалины барской усадьбы. Вышли к полю, на котором проходило известное в истории схватка. Но там все уже вытоптано. По пути тоже находили много чего же увлекательного — «газовый» столб в лесу, странноватый указатель и весьма модернового вида остановку из мозаики, торчащую практически в чистом поле. Но, естественно, больше всего малышей повеселили тайники геокешеров, их отыскали целых три штуки. Геокешинг — туристская игра, в какой по координатам нужно отыскивать схроны, спрятанные в самых глухих местах. И сталкеры, естественно, в нее играют.

— Неуж-то такие мелкие малыши могут пройти 20 км?

— Не могут, естественно, — улыбается Анатолий. — Но по 5–7 км — полностью. При этом у нас в семье все напротив со стереотипами. Алечка шагает и не ноет до крайнего, пыхтит, но идет далее. Даже в руках чего-нибудть тащит. А вот Даня — тот, если утомится, может и захныкать. Но его нередко берем на Энтузиазм — он у нас основной по поиску тайников. «Склад!» — оба кричат, когда находим «подарок». Это они «Простоквашино» насмотрелись. В общем, какую-то часть маршрута малыши идут сами. А позже движутся на мне либо на ребятах. никто не ропщет — в последующий раз их малышей поводим и жен «выгуляем»…

О для себя Анатолий гласит не достаточно. Их общество — тесноватый круг, в Москве и области всего и 500 человек не наберется. гласит, что живет в подмосковном наукограде и работает в электрическом институте. В молодости занимался спелеологией, соприкоснулся с диггерами, о которых тогда много гласили, — понравилось. Позже, со временем, перебежал к вольному геопоиску. «Я никогда не собирал хабары, не находил клады какие-то либо еще что», — гласит он о для себя. Анатолий вспоминает, как в один прекрасный момент в усадьбе натолкнулся на совсем не разграбленный подвал. Кафель, ручки бронзовые, даже мебель какая-то была. Не брал ничего, лишь сфоткал.

— Мне увлекательнее тишь, отрешенность походов, — продолжает он. — Если вдруг нежданно находим некое строение увлекательное, никому не известное — это азарт реального открытия. И супруга таковая же.

Юные люди «совпали» около 10 лет вспять. Мария тоже любит формат экскурсии, путешествия, исторического поиска, а никак не квеста на выживание по болотам и по чердакам. Даже если там гипотетически будет чем поживиться.

на данный момент малыши подрастут, будем с ними ездить подальше, — грезит папа-сталкер. — на данный момент-то лишь по областям шарашим, а позже можем и за Урал, в Сибирь…

«По Столичной области сталкеры практически не прогуливаются», — гласит Анатолий. И даже не поэтому, что все вокруг излажено, как раз нет, загадок и тут хватает. Чего же стоит один лишь большой стеклянный шар в лесу около Дубны. Но весьма много в МО заборов, каких-либо личных охраняемых объектов и территорий. При этом охрана ведется какими-то необычными людьми. «В общем, очень много неведомых в данной для нас задаче, — считает он. — Потому ну его, наше Подмосковье. Пусть здесь по «сталкерским тропам» путешествуют туристы. Мы предпочитаем прилегающие регионы, там тоже весьма много «нехоженности». В конечном счете задачка вольного поиска — отыскать то, чего же не находил до тебя никто иной. Сфотографировать, зафиксировать, нанести координаты на карту. И показать людям.

Источник

Столото

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

[an error occurred while processing the directive]