«Задача США – торпедировать современную модель развития Китая» - НОВОСТИ ГОРОДОВ
Home » Политика » «Задача США – торпедировать современную модель развития Китая»

«Задача США – торпедировать современную модель развития Китая»

Понедельник, 14 ноября, ознаменован одним из главных событий международной политики – встречей лидеров США и КНР на полях саммита G20 на острове Бали в Индонезии. Это первая личная встреча политиков с момента прихода Байдена в Белый дом. Она происходит ещё и в тот момент, когда китайско-американские отношения переживают глубокий кризис и высокую степень напряженности. В чем Вашингтон и Пекин не смогут найти точек соприкосновения, а в каких вопросах может найтись компромисс – разбираемся с экспертами.

фото: Global Look Press

Западные и китайские СМИ разделились 14 ноября – в день встречи Джо Байдена и Си Цзиньпина. Американские и британские СМИ единодушно утверждают, что «Байден будет «честным» в выражении своих взглядов» на Тайвань и «изложит приоритеты США в отношении «провокационных» военных действий Китая» вокруг острова. Фактически заранее демонстрируется, что Байден чуть ли не бесстрашный герой борьбы с «китайским драконом».

совсем иное настроение демонстрирует, например, китайская газета Global Times, предостерегавшая Байдена от необдуманных шагов. Утверждается, что «Белому дому придется улаживать отношения с Китаем с большим изяществом, чтобы предотвратить потерю контроля над двусторонними отношениями».

Из всего этого становится ясно, что напряженность перед встречей никуда не исчезла. А это значит, что диалог выстраивается на максимально сложной для обеих сторон почве. Но есть ли хоть какие-то точки соприкосновения у двух сторон или все настолько плохо и беспросветно?

Российский востоковед Юрий Тавровский так комментирует встречу Байдена и Си:

– Они могут найти точки взаимопонимания по сравнительно вторичным проблемам как экология, нераспространение ядерного оружия, «зеленая» Экономика и так далее. В то же время по кардинальным проблемам (антагонистическим отношениям между двумя странами и «холодной войной», которая не просто идет, а явно активизируется) вряд ли возможны какие-то компромиссы. Потому что китайская сторона не начинала эту войну. Ее начал в 2018 году Трамп. С тех пор она продолжает нарастать, поэтому какие уж тут могут быть компромиссы? война начата как реакция на успехи Китая в экономике и усиление социалистических начал во внутренней политике. здесь никаких компромиссов не может быть, о чем свидетельствуют итоги недавнего ХХ съезда партии. Китайцам идти здесь на них невозможно. Это не «Алиса в стране чудес», которая, съев какое-то лекарство, сможет стать меньше. А, собственно, это и есть главная претензия Америки. Вашингтон пытается сдержать дальнейшее развитие Китая.

Америка в свою очередь тоже вряд ли пойдет на замедление курса сдерживания КНР. Речь, скорее всего, пойдёт о том, чтобы предотвратить какие-то незапланированные столкновения, которые всегда возможны при сближении вооружённых сил двух стран. Вот об этом может идти речь, о какой-то фиксации нынешнего состояния дел и недопущения их ухудшения.

Кардинально в отношениях ничего не поменяется. здесь компромиссов быть не может, потому что Китай хочет быть великим, а Америка не хочет позволить Китаю быть великим.

Российский востоковед, директор Института стран Азии и Африки МГУ им. М. В. Ломоносова, профессор Алексей Маслов видит ситуацию в таком развороте:

– Абсолютно точно есть точки, по которым стороны не смогут найти взаимопонимания. Это вопрос Тайваня. Потому что Пекин считает это внутренним делом Китая и любое вмешательство в это не должно вообще никак отражаться ни на чем. В том числе на взаимодействии между Китаем и США. Вашингтон же считает, что задача Америки – поддерживать Тайвань. В том числе боевую независимость.

Вторая точка – это права человека и ситуация в Синьцзяне. здесь тоже вряд ли возможно договориться.

Третий вопрос – устранение торгового дефицита между США и Китаем, учитывая, что КНР продает в Соединенные Штаты значительно больше товаров, чем Америка в Китай. Вашингтон обвиняет Пекин в том, что он не допускает или блокирует американские товары, что, мягко говоря, не совсем правда. В этом плане договориться практически не удастся. По всем остальным темам, думаю, вопросов не будет.

говорят еще о том, что якобы Байден хочет и стремится восстановить конструктивный диалог с Китаем. Действительно ли получится сгладить отношения или напряженность сохранится?

– Дело в том, что Китай, в принципе, никогда не нарушал этот диалог. Он был нарушен прежде всего со стороны США. В этом плане, если Байден предложит что-то конструктивное, я вообще не вижу здесь никаких проблем.

– Как их встреча может повлиять на глобальную политику других стран?

– Если она (встреча. – «МК») будет удачной (по крайней мере, мы услышим и с китайской, и с американской стороны нечто конструктивное), то очевидно это повлияет на стабилизацию мировой торговли. Во-вторых, заметно изменится ситуация в плане укрепления как юаня, так и доллара. В-третьих, в конечном счёте упадут торговые тарифы. В общем прежде всего это повлияет на стабилизацию мировой торговли.

– Может ли быть затронут вопрос украинского конфликта? Если да, то какие здесь могут быть точки соприкосновения?

думаю, что США не будут поднимать этот вопрос перед Китаем. КНР не считает себя никакой стороной конфликта вокруг Украины. Но очевидно, что США хотят привязать посильные меры в отношении Китая к изменению политики Пекина в отношении России. И здесь как раз вряд ли Китай пойдет на такое обсуждение. Почти исключено. Но США, конечно, будут поднимать этот вопрос.

Китаю в принципе крайне невыгодно идти на какие-то политические уступки с США. КНР прекрасно понимает, что сейчас главная задача США – не урегулировать мировую торговлю или что-то в этом роде, а торпедировать современную модель развития Китая. Так, чтобы Пекин не вышел со своими товарами (прежде всего, высокими технологиями) на мировой Рынок. В принципе, удар наносят именно по модели развития Китая. Как следствие, Пекин это понимает и будет настаивать на том, чтобы США все-таки допустили ряд китайских компаний на американский Рынок (прежде всего Huawei и многие другие).

Так же КНР, на мой взгляд, начинает понимать, что какая-то прямая договоренность, если она сегодня будет достигнута между двумя странами, продлится очень долго. США лишь понимают, что они сегодня не могут целиком атаковать Китай, а Китай наверняка ощущает, что нет реальных возможностей защищаться от давления Америки. Поэтому здесь экономическая ситуация очень тесно привязана к политической ситуации.

Если подытожить слова экспертов, то положительных перспектив для двусторонних отношений мало, но их важность для всех очевидна. Кстати, продемонстрировал понимание этого и сам Си Цзиньпин. В своём вступительном слове на переговорах он отметил: «мир ожидает, что Китай и Соединенные Штаты будут должным образом регулировать отношения… нам необходимо работать со всеми странами, чтобы вселить больше надежды на мир во всём мире, больше уверенности в глобальную стабильность и сильный импульс к общему развитию».

Но оба лидера приехали уже заранее победителями (одного неустанно сравнивают по политической мощи с Мао Цзэдуном, второй окрылен волной успеха демократической партии на выборах в Конгресс). слова Байдена здесь очень показательны: «Я знаю, что становлюсь сильнее». Это значит, что дальнейшее развитие отношений вряд ли претерпит глобальные изменения, но они могут попытаться сделать шаг к относительной нормальности. И в этом плане настаивать на бесполезности переговоров уж точно не стоит. главное, чтобы слова Байдена о том, что цель Соединенных Штатов «не допустить, чтобы <span class="wp-tooltip" title="состязание между товаропроизводителями за наиболее выгодные сферы приложения капитала рынки сбыта и источники сырья когда их самостоятельные действия эффективно ограничивают возможность друг друга односторонне влиять на общ переросла во что-то близкое к конфликту, и найти способы совместной работы над неотложными глобальными проблемами, которые требуют нашего взаимного сотрудничества» не оказались лишь красивой оберткой.

Источник

Столото

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

[an error occurred while processing the directive]